Глава 6

Снег мягкими хлопьями падал на темнеющую землю и тут же таял, холодный ветер то и дело обжигал лицо, свистел в тонких, еле живых деревцах. Ожидая вердикт, Тор метался перед стареньким домишкой местного лекаря. Из-за двери послышался крик боли, который было невозможно сдержать. Кисти рук юного бога с хрустом сжались в кулаки.

— Ваше Высочество, я больше ничем не могу вам помочь…

— Ступай! Иди-иди, старик, дай дух перевести. — голос Локи слышался слабо, но был тверд.

Дверь распахнулась, и на улицу шагнул старичок, закутавшийся в ветхую цветастую шаль. Он трясся будто осиновый лист, но вряд ли от холода.

— Ну?! Не томи! — Тор едва не прижал бедолагу к бревенчатой стене.

— Ваша милость, нога сломана в двух местах… Я смог совместить кости, но у меня нет ничего, что помогло бы излечить или унять боль, — тихо бормотал старец, подобострастно глядя снизу вверх. — Принца следует доставить к царским лекарям, для них это пара минут и все… Я в лучшем случае могу на время срастить перелом, но это будет причинять боль еще большую, я не могу так поступить с принцем, вы же понимаете!

— Понимаю! — рявкнул Тор, в бешенстве заскрипел зубами. По его вине Локи попал в передрягу, как всегда и бывало. Отец шкуру спустит за это, снова засадит под домашний арест. А Локи ведь предупреждал, отговаривал, но нет! Приключения, слава ждали будущего царя Асгарда! А теперь и лихие неприятности.

Тор отодвинул рукой старика и вошел в дом. У очага полулежал бледный брат, откинувшись на старые подушки, измученно закрыв глаза, под которыми темнели синяки. Нога от паха до пятки была в бинтах и привязана к доскам, служившими шиной.

— Как ты, брат? — Громовержец тихо опустился рядом на колени.

— Как тот самый снежный великан, — Локи слабо улыбнулся, и Тор тихо выругался: великан сейчас чувствовал себя никак. Он был размазан Мьельниром по стене ровным слоем.

Тор молча следил за огнем в очаге, старец тихо прокрался в дом и спрятался где-то в уголке, сухо кашляя и кряхтя от боли в старых костях.

— Я слышал вашу беседу, — глаза Локи широко распахнулись, — у него действительно паршивые настойки, и не только на вкус. Я не могу использовать магию, все ушло на бой и чтобы выбраться из Долины.

— Мы вернемся, я сам тебя донесу. — Тор уставился в пол. — Хеймдалль заберет нас в любой момент.

Локи тяжело вздохнул и перекатил голову по подушке, уставившись на старшего брата.

— Ну да, а там отец увидит наше славное явление и спустит шкуру сначала с тебя, а потом, когда меня излечат, и с меня. Тебе не терпится снова попасть под его гнев?

— А что, есть варианты? — сердито буркнул Одинсон.

— Да. Лекарь! Сращивай кости, я сам явлюсь во дворец! — крикнул Локи. — А потом ты, братец, будешь полгода затыкать своих псов, чтоб не гавкали. — И с удовольствием пронаблюдал смену настроений Тора, что отразилась на скуластом лице. Конечно, брат не терпел, когда младшенький так неласково называл его друзей и соратников.

— Но ты же будешь страдать от боли еще больше, — напомнил Громовержец.

— Будто я не знаю, — фыркнул принц, с ненавистью глядя на неказистую шину. — Понимаешь ли, Тор, — на секунду Локи запнулся, но затем поднял голову с подушки, расправил плечи, в его глазах сверкнул огонь, — царь не боится боли. А стать им может любой из нас. Не так ли?

Жутковатая усмешка заставила Тора отпрянуть, но он тут же взял себя в руки. Что-то в словах Локи заставило его сердце биться чаще, а разум — разгневаться. Но… ведь Тор старший? Ведь именно он первый в очереди, так чего же ему бояться? Младший брат никогда не предаст его, а сейчас собирается терпеть за него страшные муки.

Локи метнул раздраженный взгляд на испуганно застывшего лекаря, не желавшего жестокой участи принцу.

— Делай свое дело, эскулап!

***

Всеотец проводил тяжелым взглядом сыновей, грязных и уставших, весело топающих через двор. Локи опять отмочил какую-то шутку, и братья взорвались хохотом. Кажется, на этот раз их вылазка обошлась без происшествий.

— Хугин! Мунин! — призвал Один, и тут же раздалось тяжелое хлопанье крыльев огромных птиц. Разумные вороны опустились перед богом на перила балкона, дабы рассказать все, что видели, пока совершали облет.

***

— Ну, славься, современная медицина, — выдохнул Локи, вставая со стола, где его оперировали медики матери. — Экстаз.

— Ты как? — Тор смотрел на младшего с восторгом. Локи мало того что перенес всю боль без единого звука, так еще и хохотал всю дорогу и умудрялся шутить.

— Как лимон, — принц спрятал лицо в ладонях. — Главное, это закончилось.

— Неужели оно того стоило, сынок? — Фригга с нежностью провела по темным волосам сына. — Ну пожурил бы он вас, ну посидели бы дома… Зачем? — Меньше всего Локи хотелось видеть мать опечаленной.

— Я не мог подвести брата.

— И я ценю это. Все случившееся лишь моя вина, –Тор покаянно опустил голову, — да и ты знаешь отца: он опять во всем обвинит Локи.

— Неужели вы думаете, что это все ускользнет от его взора? — Фригга отошла к окну, прошуршав подолом серебристого платья. — Шансы ничтожно малы, дети мои.

— Ну, вроде бы пока все тихо, — Локи выглянул из-за пальцев, — никто не орет, не крушит двери, не мечет молнии…

— ЛОКИ!!! — пронеслось по дворцу. — ТОР!!!

— Что делать? — Тор аж присел, заслышав разгневанный вопль отца.

— То, что я теперь запросто могу, — взгляд Локи заметался по комнате, остановился на ехидном выражении лица Фригг.

— Это что же? — мягко поинтересовалась она.

— Бежать! — принц сорвался с места и стрелой вылетел за дверь. — Бежать, Тор!

— А цари убегают?! — Тор метнулся следом.

— Они отступают, Тор! И ничего в этом постыдного нет!

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *