Глава 24

Что происходит в людской душе, когда уходит кто-то очень близкий? Человека захлестывают эмоции: апатия или ярость, буйство или наматывание соплей на кулак под тихое сопение под пледиком в уголке. Кто-то прячется от всего мира, кто-то, наоборот, стремится к себе подобным, стараясь заглушить боль новыми ощущениями, отвлечься, переключиться на другой вид деятельности.

А что должно произойти с богом? То же самое. Только сильнее, ярче, страшнее и громче.

Сначала буйство, едва ли не битье головой о стену, с желанием проломить либо ее, либо свой череп. Потом опустошение: сползти по стене, задохнуться, запрокинув голову, уставиться в белый потолок. С полным пониманием, что былого уже не вернуть. И в том отчасти твоя вина.

Сознаться, приползти, сказать, что без тебя хреново, что вырван кусок жизни? Ни за что, нет… Гордость. Ты же бог, тупое ты создание, бог! Ты просто не можешь настолько предать самого себя… Он тебя кинул, променял, вытер об тебя ноги и выбросил, будто тряпку. Такое не прощается.

Ярость. Она приходит как избавление. Ты заставляешь себя ненавидеть, и это кажется почти невозможным… Но вот опять: ты же бог! И ты встаешь, зло смеешься и наполняешь себя гневом. Не пылающим, как в самом начале, а медленным, тягучим. Он лавой течет по твоим жилам и расплавляет нутро. А ты, несчастный, можешь управлять огнем, и он тебя не уничтожит — просто поглотит и будет пылать и греть, чтобы не дать легко умереть. Ты бросаешься в битву в надежде заткнуть дыру в груди, но в итоге это только добавляет горечи. Рубишь врагов направо и налево, вроде бы забываешь о своей потере, но где там… После драки только хуже: к душевным ранам всегда добавляются физические.

Ты становишься пустым. Внутри остается лишь ветер, раздувающий угли, ведь пища для пламени медленно, но верно выгорает. Не остается ни-че-го. Все, финал. И понимание, что замены нет и не будет — неоткуда ей появиться, — что больше никому и никогда не будешь верить так самозабвенно, без подленькой мыслишки: а вдруг перед тобой еще один предатель?

Дома ждет жена, которая тебя любит, которая простит все, согреет, утешит, не даст отчаяться, но… она не твой брат, чье сильное плечо всегда поддержит, который отругает или придет с повинной головой. Не тот, кто разделит с тобой безумную мысль или миг триумфа. Не тот, кто пройдет с тобой по дороге Миров, приятель…

Нет отныне веры. Тебя порвали, разделили, отняли часть. И не враг, не чужой кто-то, а он сам, своими руками оттолкнул, отвернулся и забыл, возможно, не проронив и слезы. Ну да, попечалился, если повезло, и пошел дальше, своим путем, уходящим в другую сторону…

А ты один теперь. Один.


Колючий взгляд потемневших глаз устремился вперед. Его обладатель жестко усмехнулся, будто задумал недоброе. Хотя кто знает, на что способен преданный бог.

Он медленно повернулся, прошел вглубь комнаты, где в углу стояло старое зеркало. И не свое отражение он в нем видел, а лица людей. Они смотрели на бога и явно пытались говорить, но их не было слышно. Локи провел рукой по зеркалу, и его поверхность подернулась рябью. Послышался шепот, будто пел сводный хор, но звук на колонках кто-то убавил. Бог поводил рукой по зеркалу, и голоса поменялись, как и лица. Наконец он заставил застыть изображение сосредоточенного человека. Тот хмурил брови, порой улыбался, а иногда вглядывался в зеркальную поверхность. Бледный отсвет играл на его лице. На лице же бога, смотрящего сквозь пелену миров, улыбка превратилась в оскал.

— И почему я услышал именно тебя, смертный? Да-да, я к тебе обращаюсь. Зачем ты стал читать эти строки? Почему ты так заинтересовался моей историей? Отрадно ли тебе узнать о моем провале, о предательстве брата моего, о том, как бога лжи обманули и покинули в Асгарде? Узнал ли ты в нем себя или же сам был предателем? Кто живет в тебе: Тор или я, Локи из Йотунхейма? Кого ты можешь назвать злодеем: меня или героя, познавшего путь предателя? Я жду ответ. Ты знаешь, где меня найти. А сейчас выключи свой ящик, подними седалище и вспомни все, что было. Переоцени свою жизнь, оглянись назад и сделай нужный шаг. Прими сторону, включи мозг, загаженный ненужной информацией, шелухой, обрывками, старым тряпьем. Я же буду следить за тобой, за каждым твоим шагом. Нельзя упомянуть мое имя и остаться незамеченным.
До встречи. Очень скорой встречи, житель Мидгарда.

Si navnet mitt!*

* норв. «Скажи мое имя».

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *