Глава 18

— Он гений! Он заходит в гримерную и выходит оттуда другим человеком! Черт возьми, мне иногда кажется, что он и есть Локи! — актер задорно смеется, играя бутафорским молотком и глядя, как новообретенный гений пересекает съемочную площадку. Гример кивает, продолжая укладывать прическу Тора, рассеянно поглядывая на второго клиента. Нужно будет подправить еще пару прядей…

Тот, кто играет Локи, сжав губы, спешит к режиссеру. Есть еще пара нужных вещей, еще пара ошибок, на которые надо указать. Режиссер давно прислушивается к каждому его слову, уже немало сцен было переиначено. А потом работа. Много кропотливой работы, еще часы съемок. Грим, тяжелейшая физическая работа, тренировки, канаты, каскадеры, бешеная круговерть. И это он еще не главный герой, Крису приходится потяжелее.

«Вперед. Я жду», — снова голос в голове. Скорее, пока он не взял все в свои руки. А так — лишнее мгновение побыть самим собой. Какого чертика они выпустили из коробочки, кто бы знал… Но даже слова не сказать: горло тут же перехватывает, голос исчезает, тело прекращает подчиняться хозяину — это самый настоящий ужас. И приходит он, Чужой.

Да, именно этот Чужой внутри него принес ему такую славу. Наверное, в чем-то актер благодарен ему. Но с другой стороны, теперь он, словно Локи, сидит в клетке, если Чужому заблагорассудится.

— Камера! Мотор! — отдается привычная команда, и снова перед зеленым экраном творится священнодействие. И вновь руки на секунду повисают плетьми, а из горла несется безумный хохот.

— Стоп! Том, сосредоточься, еще раз! Камера…

Восемь часов пыток. Хочется орать, но не удается. А он бесится, глумится и живет вместо него на площадке. И снова все в восторге, все сцены сняты с первого дубля.

— Ты просто гений! — восторженный крик режиссера.

— О да, я знаю, — с улыбкой отвечает Чужой и возвращается в свою гримерную, словно царь. «Отдыхай, смертный. У тебя семь часов», — милостливо дозволяет он, и руки снова подчиняются своему хозяину. Человек падает на пол, сжав кулаки, сдерживая рыдания. Дыхание перехватывает, он хватает ртом воздух, с трудом, цепляясь за стол, встает на ноги. Взгляд падает на зеркало, а в нем хохочет ОН. Заливается издевательским смехом.

— Что тебе нужно?! Отпусти! — шепчет мидгардец.

— У-у-у, как мы запели, — издевается Чужой. — Ты что думал, что можешь просто так назваться моим именем?! Боюсь повториться, дружок, но я Бог, тупое ты создание! — снова задорный хохот разносится по помещению.

— Халка на тебя нет, вот уж действительно, — бормочет несчастный.

— Прости, но он-то как раз не существует, а вот я настоящий, — хмыкает Чужой, расхаживая с той стороны. — И теперь ты служишь мне. Сам, в конце концов, пригласил, — Бог шутовски кланяется.

— Зачем? — в который раз спрашивает заложник игры, хоть и слышал ответ сотни раз.

— Затем, — передразнивает его Локи. — За дверью. Мир за дверью. Я хочу вернуться, приятель. А для этого мне нужно, чтобы меня позвали. Чтобы все хотели моего возвращения. И я прямо-таки жажду вернуть себе право на этот мирок. Кстати, отдыхай. Завтра важный день. Мне нужно будет твое тело в полной готовности. И не помни костюм. — Снова ехидная улыбка — и изображение в зеркале замирает, становясь неподвижным отражением. Обессиленный, игрок доползает до кровати и падает на нее лицом вниз.

— Да пошел ты. — смертный забывается тяжелым сном.

Грохот зала. Толпы людей. Эйфория. Распростертые руки. Внутри темницы бьется в панике и отчаянии разум Тома. «Что же вы творите?! Вы же его впустите сюда! ЕГО!!!»

— SAY MY NAME!*

— LOKI!

«Да! Еще! Призывайте меня! Я уже на пороге, Мидгард!»

— SAY MY NAME!**

— LOKI! LOKI! LOKI!

«Отлично! Дверь распахнулась, малыш. Прекрати истерику. А теперь завершим начатое».

— It seems, I have an army.***

Примечания

*– Скажите мое имя!

— Локи!

**– Скажите мое имя!

— Локи! Локи! Локи!

*** Кажется, у меня есть армия.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *