Глава 16

Небо Асгарда затягивали серые, мрачные тучи. Они, как ничто другое, передавали настроение жителей великой страны.

Скоро война. Хель собрала все силы, чтобы обрушить всю накопленную ярость на дом Асов. Сколько лет она готовила вторжение, самому Всеотцу не было известно.

Да что уж говорить, даже любимая асгардская «гоп-ха-ха» -компания сидела, заткнувшись, и точила клинки, а не языки.

Тор целенаправленно перся в покои брата. То ли лицо бить, то ли шею мылить, кто же этого бога Грома знал. Ну, помимо того, в чьи покои он и направился.

— Брат! — зычный голос спугнул отцовских воронов с балкона, и те с сиплым карканьем сорвались куда-то вниз с перил. Да что там, сам бог-хитрец чуть было не сиганул от неожиданности через ограждение. Однако он вовремя успел сдержаться и лишь томно, как долго репетировал, закатил глаза.

— И что понадобилось от презренного книгочея спасителю всея Асгарда?

— Локи, не дури, не до того сейчас, — огрызнулся Тор, подходя к брату и облокачиваясь на холодный мрамор. — Чем занят?

— Мыслю, следовательно, существую, — Локи действительно сделался задумчив. Не к добру — это Тор точно знал по собственному опыту.

На город опускался густой, жутковатого вида туман.

— Как думаешь, мне пойдет жёлтый цвет? — голос брата звучал глухо, но все равно в нем явно слышалась усмешка.

— Никак зелёный надоел? Да что так трупного вида был, что этак, — Тор никогда не отличался тактичностью. — Моль и есть моль, только бледная.

— Спасибо, оценил. Чего ради пришел? — в голосе брата сочился яд. Задел, чего греха таить. Но это было в порядке вещей. Хоть что-то было как обычно.

— Видишь это? — Тор подёргал себя за волосы, которым сама Сиф иногда завидовала. — Мне не обойтись без твоей помощи. Состриги эти патлы к йотунам.

Локи аж отпрянул, с недоверием глядя на громовержца.

— Ты… Зачем?! Это же… Это даже не позор, это…

— Прошли времена, когда это что-то означало, брат, — в голосе Тора звенела сталь. — Я ничего не лишусь, кроме этакой девичьей забавы и услады. А вот в бою быть схваченным за волосы — вот истинный позор.

— Не от моей руки быть тебе опозоренным, — в голосе бога хитрости слышалась ярость. Это случалось редко, но метко, что значило — Локи зол. И лучше не доводить его до предела. Ну мало ли что. А уж как фраза многозначно прозвучала, так вообще, сам Один позавидует.

— Вот уж не думал, что моя честь для тебя хоть что-то значит.

— Ты, вообще, редко когда думаешь, — фыркнул брат и отвернулся. — Мы примем бой и без подобных убогих жертв.

Взгляд трикстера, казалось, мог пронзить время и пространство, как когда-то мог взгляд Хеймдалля. Тор угрюмо отвернулся и покинул комнату. Смысла продолжать разговор не было. Хитрейший все сказал. Ан нет, не все…

— Дурак ты, братец…

***

Асгард пал. Бог грома был повержен и взят в плен. Куда пропал Локи, можно было лишь догадываться, но смысла это не имело. Но не это сейчас беспокоило пленного аса.

Цирюльник без всякой жалости кромсал его кудри. Грубо, с презрением, едва ли не с ненавистью. Дёргал, рвал, крошил… Куда там ловким пальцам брата. Так тот лишь иногда колтун выстригал или смолу, или ровнял буйные кудри брата, когда больше некому было помочь в этом почти интимном деле.

А в голове стучало только одно…

«Это даже не позор, это…»

— Встречайте бога Грома! Сегодня он сразится за свою жизнь и за ложных богов! — гремел голос Хели за стеной, где собралась отбросы всей вселенной и армия мира павших. Бога…

«Дурак ты, братец.»

«Не от моей руки.»

— Не от твоей…

Шлем возложен на буйную голову. Теперь враг не схватит его за волосы. Теперь не быть ему поверженным еще раз. Но уже все равно.

Теперь он пленник, а не бог. Почти раб.

Локи не хотел видеть его рабом. Значит, нужно бороться, нужно показать всем, кто он есть. Не важно, что верное оружие вырвано из хозяйских рук. Это всего лишь молот. Пусть и отличный, неповторимый, но без руки владельца абсолютно бесполезный.

А волосы… Волосы отрастут.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *