Глава 11

С самого утра к телу Бальдра, все еще румяного и уже сытого, потянулась очередь из желающих проститься. Первым, конечно, оказался Тор.

— Как? Как ты мог додуматься до такого?! — бушевал он. — Я, считай, своими руками погубил брата! Ты жить должен, детей плодить, дуралей! — рыдал Громовержец. — Столь же красивых да пригожих!

Хоть иллюзия Локи была безупречна, «труп» отчаянно старался дышать незаметней, ведь пыхтение или смех выдали бы его с головой. Однако, не услышав ничего в адрес богатого внутреннего мира, Бальдр приуныл.

— Как же ты мог, такой красивый… — шептала мать, не представляя, что сынок жив и уже сильно недоволен.

— Как так?! Даже сейчас ты так же прекрасен в смерти, как и на картине… — Сиф размазывала слезы по лицу. Слава богам, только по своему.

— Погасла звезда Асгарда! Некому больше освещать наш путь своим блеском… — уныло сообщил Хеймдалль.

***

— Они все охренели, — обессиленно заявил Бальдр, как только последний посетитель выкатился из его покоев. — Сдаюсь. Ты был прав, — и он заглянул под кровать. — Вылезай.

— И что я тебе говорил? — Локи раздраженно отряхивал пыль с колен. — Пора что-то менять в этой жизни, не находишь?

— Пожалуй, — согласно хмыкнул Прекраснейший. — Я перекрашу волосы.

Звук смачного фейспалма Локи оглушил бы даже мертвого.

— ЛОКИ! — сотряс дворец голос разъяренного Всеотца.

— Ну теперь-то что? — Хитрейший страдальчески вздохнул и поплелся на зов. — Я же даже никого не убил, чтобы так орать… Не забудь, ты все еще труп, — бросил он через плечо шибко живенькому «мертвецу», недовольно разглядывающему себя в зеркало.

***

— Итак, что ты можешь сказать в свое оправдание? — Всеотец был в ярости, что никак не способствовало умственной деятельности окружающих. Все с благоговением смотрели на Великий Суд Одина.

— С чего вы решили, что я к этому причастен? Он, вообще-то, и мой брат тоже. Был, — поспешно добавил Локи.

— Я свидетельствую против тебя, — Сиф гордо шагнула вперед, хлестнув себя по груди косой. — Это ты додумался поменять стрелы в колчане Хеда!

— Пусть даже это и правда, но вы стрелять-то ими пробовали? — Локи закатил глаза, удивляясь недалекости окружающих. — Они кривые, как… как руки Хеда, — нашелся Хитрейший, решив, что не стоит упоминать ноги Тора, особенно сейчас. — Удивительно, что он вообще попал.

— Тем не менее ты причастен к смерти нашего сына! Ты даже не отрицаешь! — Один побагровел. — Как только додумался до такой мерзости?! Неужели ты ему настолько завидовал?!

— Я? Этому напомаженному фанфарону?! — вот тут уже подошла очередь обижаться Локи. — Да упаси меня боги от его судьбы! — и он тут же осекся, поняв двусмысленность своих слов.

— Убийца! — взревел Тор. — Я считал тебя братом, а ты… ты!.. — Громовержец задохнулся от избытка чувств.

— Давайте все успокоимся, — Локи примиряюще поднял ладони, выставив их перед собой. — На самом деле все немножечко не так.

— А как?! — Один был вне себя от гнева.

— Хеймдалль, что сейчас происходит с телом Бальдра? — поинтересовался Хитрейший у стоящего позади него стража. Тот на секунду будто ушел в себя, но вдруг выпучил глаза.

— Обедает.

— Что? — Фригга выронила промокший насквозь платок.

— Жрет, моя королева, — страж побелел как мел. — Сам в шоке.

— Ну так что, сегодня я обойдусь без взысканий? — невинным голосом поинтересовался Локи.

— Для начала ты все объяснишь, –Один судорожно шарил рукой по подлокотнику трона. — И кто видел мой ремень?

***

— А помните, в прошлом году, когда Локи убил Бальдра… — Тор снова завел любимую шарманку, и младший брат закатил глаза, не в силах опять слушать эту байку. — Как они нас провели, а?!

— Я не убивал этого балбеса, — прошипел Локи. — Это вообще была его затея. От начала и до конца!

— Да ладно тебе. Помнишь, как все глаза выпучили, когда застукали его около окна?! — Тор громогласно расхохотался.

— Каждый год одно и то же. Мы можем, наконец, дождаться Бальдра не повторяя эту историю в сотый раз?! — Локи был готов сквозь землю провалиться. — Зато он прекратил вести себя как девчонка!

— Да брось, он просто неудачно пошутил! –Тор сгреб Локи в охапку. — Смотри, вон его драккар! С племяшкой едет!

— А дядя Локи убил папу! — первое, что услышал Хитрейший от научившегося болтать племянника.

— Ненавижу родственников, — мрачно изрек Локи, — особенно живых.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *