Тот-Кому-Доверишь-Спину. Глава 8.

Следующие дни прошли как во сне: поездка на могилу родителей в Румынию, прощание со своим прежним жильем. Анна знала: в него она больше никогда не вернется. Дома больше не было, как и не было семьи. Была Хольга, но она была теткой, не матерью, не отцом.

— Холь, я тебе во всем доверяю, — Анна потащила женщину к нотариусу. — Ты теперь мой опекун. Продай этот дом.

— Да как так можно?! — ахнула женщина, — это же дом твоих родителей! Ты потом жалеть будешь!

— Это место, где их нашли, — в глазах Анны не было ни капли сожаления. — Я больше никогда не хочу его видеть. Денег хватит, чтобы купить квартиру в Лондоне.

— У меня ключ от вашего сейфа, — тут же опомнилась Хольга и судорожно содрала с шеи ключик, висевший на цепочке и повесила на шею девушке. — Тебе хватит этих денег, чтобы доучиться и найти работу. Андрош давно их откладывал, это на твою свадьбу…

Анна застыла, будто вкопанная. Значит, отец даже об этом беспокоился. Папа всегда все обдумывал заранее.

— Хольга… — губы едва слушались хозяйку. — Я стану мракоборцем. Я найду этих тварей, чего бы мне это не стоило.

— Так, давай без таких вот решений, — тетка неожиданно рассердилась. — Сначала разбираемся с домом и вещами. У нас есть на все это время. До конца каникул можем успеть. А уже потом, когда все устроится и ты поостынешь, поговорим о твоем будущем.

Девушка медленно, но решительно кивнула в ответ.

Потом, будто в каком-то мареве, она собирала вещи, перебирала одежду родителей, находила колдографии, документы. Все происходило не с ней, с другой Анной, с той, что раньше училась на Дурмштанге. И сейчас новая, еще незнакомая девушка собиралась продать дом магглам. Ни один волшебник никогда бы сюда не въехал.

А магглы были в восторге, покупатель нашелся сразу. Еще бы: уютный домик в живописном месте, да еще неподалеку от гор.

Вещей было чертовски много, даже при том, что многие просто раздали. Что-то забрала Анна, что-то пошло в приют неподалеку, что-то — на выброс.

Квартира нашлась быстро, даже рядом с вокзалом. Улица Белгрув была небольшой, и на ней часто селились магические семьи, и столь же часто потом ее покидали, стремясь оказаться поближе к природе и подальше от надоедливой суеты города.

Теперь же небольшая двухкомнатная квартирка была под самый потолок заставлена коробками с вещами. И больше всего ее новоиспеченную хозяйку радовало то, что ей некогда было даже задумываться над случившимся: нужно было приводить жилье в надлежащее состояние. И Хольга со всем рвением ей помогала. Все же она была очень привязана к сестре, и ее дочь не была ей чужим человеком.

К последнему дню каникул квартира, наконец-то, приняла обжитый вид, и при этом она уже не была похожа на дом, в котором родилась Энн. Здесь было уютно, но уже по-городскому. Современная мебель, вместо цветочных обоев на стенах было облачное небо с чайками, абажур был не плетеным из лозы, а вполне себе из стекла. И книги, множество книг хранилось в закрытых от солнечного света в шкафах, драгоценная родовая библиотека.

— Надо тебе домовиком обзавестись, — Хольга с удовольствием смотрела на творение их рук.

— Я не привыкла жить чужим трудом, — мрачно отозвалась Энни.

— А давать рабочее место тому, кому оно нужно? У меня двое домовиков, и они не очень ладят между собой. Может, заберешь к себе Хикки? — поинтересовалась женщина. — Кому-то нужно будет охранять твое жилище, убирать пыль…

— Как хочешь. Мне все равно, — не покривила душой слизеринка.

— Все смотрю и удивляюсь, как ты попала на Слизерин. Мне с тобой совершенно просто общаться, не то, что с моими засранцами-однокашниками, — покачала головой тетка. — А ведь я помню старшего Малфоя на последнем курсе.

— Что, тоже заносчивый паршивец? — не задумываясь брякнула Анна, и тетка сразу разразилась хохотом.

— Что, его сынок весь в папашу?!

Девушка впервые за все каникулы заулыбалась.

— Да, именно так. С ним совсем непросто сосуществовать.

— Ну почему же? Если подсыпать чесоточный порошок в его квиддичную форму, то очень даже неплохо танцует! — тетка от души развеселилась, вспоминая былые годы. — Любимец всех девушек весьма талантлив был в стриптизе!

— Ты шутишь? Это ты ему подсыпала? — поразилась племяшка.

— Я в свое время неплохо умела веселиться, — подмигнула хулиганка. — В Гриффиндоре это все умеют. Одна из причин, почему существует ненависть между факультетами, Энни. Мы не даем друг другу расслабляться, отрабатываем друг на друге приемы войны, пусть и в играх. Это внимательность и умение не сдаваться противнику. Мы оттачивали свои умы на мелких пакостях и не давали друг другу скучать. Мы строили характеры друг друга. И представь, что было бы, если бы мы объединились. Не было бы силы страшнее, чем Гриффиндор и Слизерин, идущие спина к спине. Мы бы дополняли друг друга во всем. И возможно, ваша Амбридж специально принесла с собой раздор еще больший, чем раньше. Возможно, именно вас боится Министерство, того, что может потерять власть перед лицом каких-то детей.

— Тебе бы в ораторы податься, а не в археологи, — заметила девушка, но мысль запала ей в душу. Нужно будет на досуге как следует поразмышлять над словами пусть и не известной многим, но сильной и умной женщины.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *