Тот-Кому-Доверишь-Спину. Глава 3.

Стол Слизерина был почти не занят, и Анна села на первое попавшееся на глаза место. Воздух уже наполнялся криками приветствий и обменом новостями, привидения сновали от стола к столу.

Преподавательский стол тоже постепенно заполнялся профессорами. Уже занял свое место директор, а рядом с ним восседала какая-то на редкость противная женщина, выделяясь розовым плевком на общем фоне.

Наконец в зал ввалилась гурьба первокурсников, и профессор Макгонагалл торжественно внесла уже знакомую девушке шляпу. Все смолкло, исчез даже малейший шепот. Все чего-то ждали, и вот, оставленная на стуле шляпа запела.

Шляпа пела странные и жуткие вещи, призывала сплотиться перед лицом страшного внешнего врага. Анна слушала ее, а перед глазами стояла картина того, как уводят ее плачущую мать люди в масках.

Новоиспеченная студентка даже не заметила, как началось распределение, как тишина взрывалась криками и аплодисментами. Наконец все было окончено, директор произнес речь, и столы заскрипели под весом разнообразных блюд.

Голод все же дал о себе знать, и девушка набросилась на еду, не обращая внимания на то, что происходит вокруг нее. Однако, через некоторое время она насытилась и даже решила осмотреться повнимательнее. Она разглядывала лица людей, сидящих за другими столами, старалась вспомнить, кого она уже встречала раньше. Она нашла взглядом Поттера и его извечных спутников, не без удивления увидела сидящих рядом с ними близнецов. Может ей показалось, но они тоже ее заметили, и на лицах их появилось если не разочарование, то неприязнь. Еще проще было найти неподалеку сидящего Малфоя, громкого и заносчивого, а с ним его верных телохранителей.

— А ты кто? Тебя тут раньше не было, — по-видимому, спросивший ее парень был тоже с шестого курса. Брюнет с брезгливым выражением лица, казалось, что он старается подражать Драко.

— Я переведена из Дурмштанга, — коротко ответила Анна, и ее тут же оглушила тишина: теперь все, кто был за столом, смотрели в ее сторону. Захотелось если не стать невидимкой, то как минимум блохой и ускакать подальше от этого места.

— Дурмштанг? — Малфой аж привстал, стараясь ее разглядеть. Казалось, что он был властелином стола: его слушались и старшие, и младшие. Смеялся Драко — смеялись все. Сейчас ему было любопытно, и все превратились в слух. — Как такое может быть? — лениво растягивая слова, он изучал взглядом девушку. — Твои родители чистокровны?

— Других не принимают в Дурмштанг, — пожалуй, это прозвучало надменно, и Малфой позеленел. Кажется, она наступила на чью-то мозоль.

— Что ж… Думаю, ты не захочешь завести не тех друзей, — Драко наконец опустил свою задницу на скамью, и остальные тоже расслабились. — Держись меня и не наделаешь ошибок.

— Благодарю за предложение, я учту, — подобрала слова Анна. Не стоило сразу же заводить врагов. Кого нужно держаться — это выбирать ей. Идти за младшим — не ее выбор. Стадное чувство не было ей приятным.

Малфой громко хмыкнул и перевел свое внимание на другую цель.

— Вы только посмотрите на нашего очкарика! Кажется, у кого-то появилась пара монет на новые штаны.

Стол Слизерина взорвался смехом, который вызвал у Анны недоумение. Приз Поттер за турнир получил, а то было немалыми деньгами. Откуда у Малфоя такие шутки? Видимо, для их понимания нужно много времени провести за обсуждением чужих проблем.

От размышлений девушку отвлек директор, представляющий новых профессоров. Розовый плевок оказался сотрудницей министерства магии, и мало того, он перебивал речь Дамблдора, то есть у него было на то право. Ни к чему хорошему, наверное, это привести не могло. За подобные фокусы из Дурмштанга выкинули бы на улицу, невзирая на все возможные привилегии.

Женщина несла жуткую чушь, но содержательную. Из нее можно было понять, что год будет непростым, а ее конфронтация с другими преподавателями была уже сейчас видна невооруженным взглядом.

Стоило ей закончить свою «блистательную» речь, как зал зашумел. Каждый уловил в сказанном что-то свое, и теперь ученики, да и что греха таить, преподаватели, обменивались впечатлениями. Однако директор достаточно быстро прервал обсуждение, и хлопнув в ладони, объявил торжество оконченным. Анна даже порадовалась: она привыкла уже в это время спать, если только завтра не предстоял зачет или экзамен.

Старосты сзывали учеников. У Слизерина «старшими» оказались неприятная деваха Пэнси, курносая и довольно злобная, и, конечно же, звезда факультета, Малфой, без которого, кажется, ни одно дело не обходилось.

Студенты повалили за ними в подземелья, напоминая Анне стадо баранов. Все эти ограничения самостоятельности ее жутко раздражали.

Они спускались все ниже и ниже, зеленого же цвета в оформлении стен и полов было все больше. Коридоры стали напоминать лабиринт минотавра. Анна по старой привычке считала и запоминала повороты. Младшие курсы восторженно вертели головами, старшие лениво перебрасывались новостями, и, слава богам, не обращали на новенькую больше никакого внимания. Она была чистокровной, из Румынии, и ученицей Дурмштанга. Этого им было достаточно.

У одной из стен они остановились. Драко напустил на себя торжественный вид и громко, даже излишне, произнес пароль.

«Ради общего блага». *

Анна вздрогнула, услышав знакомые слова. Интересно, кто придумывает эти пароли?

Стена раздалась в стороны, пропуская учеников в гостиную. Тут было уютно, хоть и излишне прохладно. Однако с этим помогал бороться камин и сеть согревающих заклинаний. Не ученице Дурмштанга надо было их объяснять. Холод всегда преследовал Анну, и хоть она его не любила, с этим можно было мириться.

Дальше Малфой под поддакивания Пэнси понес настолько мощную пропаганду чистоты крови, что у девушки свело зубы. Нет, гордость ей была не чужда, она была горда своими предками, но все же было одно но…

Отец работал на драконьей ферме, разведение было одной из его задач. И он рассказывал что бывает, если скрещиваются ближайшие родственники.

Нет ничего страшнее ослепшего дракона, родившегося без крыльев.

Анна помнила, как кричала несчастная маленькая хвосторога, и как разрешили применить смертельное проклятие. Это было еще милостью по отношению к новорожденному дракончику. И она помнила, каким отец пришел домой после этого.

Не дослушав старост, новая студентка Хогвартса проскользнула в спальню девочек, нашла кровать со своим именем, аккуратно сложила вещи и забылась тяжелым сном.

Ей определенно не нравилась эта школа.

Заклинания, Травология, Зельеварение, Защита от темных искусств, и, конечно же, Трансфигурация. Немного удивившись, что предметов меньше, чем было в Дурмштанге, Анна сложила список в сумку, проверила волшебную палочку. Это был ее каждодневный ритуал: убедиться, что главное орудие труда и защиты пребывает в отличном состоянии. Сотворенная умелым магом из эбеновой древесины и драконовой жилы, жесткая, тринадцати дюймов длинной, она влюбила девушку в себя. Стоило ее впервые взять в руки, как она издала могучий, торжествующий рев дракона, что дал ей жизнь, чья частица сердца служила основой. С тех пор творение Грегоровича было верной спутницей своей обладательницы и никогда не давала осечки.

— Неплохая палочка, — заносчивый голос было сложно не узнать. Исподлобья девушка наблюдала за Малфоем, что обошел ее сзади и вальяжно развалился на кресле. — Кто мастер?

— Грегорович, — коротко ответила девушка.

— Слыхал о нем. Недурно, хотя что удивляться, в Слизерине собрано все самое лучшее, — самодовольно улыбнулся блондин. — Уже нашла себе друзей? Я не видел тебя вчера, когда произносил речь, — голос стал жестче, резанул слух.

— Я устала с дороги и хотела спать. Это воспрещается? — Анна ехидно приподняла бровь.

— Отнюдь, но лучше так не делай. Все, что я говорю, важно для слизеринцев, — губы парня брезгливо искривились.

— Я считала, что что-то особенно важное сообщает декан факультета, — отрезала Анна, и на лице парня отразилось бешенство, но быстро сменилось ухмылкой.

— Профессор часто поручает мне важные сообщения.

— Тогда сообщи остальным, что они проспят завтрак и уроки, — Анна поднялась со своего места и закинула сумку за плечо. — Хорошего дня, Малфой, — она покинула гостиную, буквально лопатками ощущая сверлящий спину взгляд.

Завтрак она провела в гордом одиночестве, что не могло не радовать. Большинство студентов еще даже не спустились в обеденный зал. Единственная суматоха была вокруг стола Гриффиндора. Виной тому были близнецы, что-то с таинственным видом раздававшие сокурсникам.

Завидев Малфоя в окружении сотоварищей, Анна поспешно дожевала яблоко и залпом допив сок, который ей не очень пришелся по вкусу, сорвалась с места. Нужно было еще найти, где начнутся уроки.

Ей повезло услышать разговор двух гриффиндорок, которые тоже уже спешили к кабинету. Старательно запоминая дорогу, девушка нашла кабинет, где должна была проходить трансфигурация.

Вела ее Макгонагалл, декан Гриффиндора. Анне нравилась эта женщина: строгая, со вкусом одетая, а главное — открывающая рот только по делу.

Заняв одну из задних свободных парт, Анна достала учебник и быстро пролистала, просматривая темы уроков. В принципе, недурно, хороший уровень.

— Мисс Драгош, а что это вы так далеко сели? — послышался недовольный голос преподавательницы.

— Я не знаю, где есть свободные места, и не хочу никому мешать, — пояснила Анна, однако поджатые губы Макгонагалл говорили о том, что ответ ее не устроил.

— Третья парта слева, будьте так добры. Теперь это ваше место на моих уроках.

Послышались смешки: слизеринцы и гриффиндорцы оценили «шутку»: посадить слизеринца среди учеников гриффиндора. Однако девушка и бровью не повела, села, где сказали. Сидевшая рядом светловолосая девушка брезгливо отодвинулась подальше от новоявленной соседки.

— Так, все в сборе? Сегодня мы будем работать над процессами превращения не живого в мертвое, не мертвой материи в условно живую, а живого в живое, что само по себе сложнейшая задача, так как меняется структура, ее нельзя повредить, нельзя дать жизни угаснуть…

На время урока Анна превратилась в слух, и ее не волновали процессы, происходящие в классе, а только то, что говорила профессор. В конце урока даже была дана практика: превратить жука одного вида в другой, и главная тонкость была в том, чтобы после разрушения магической поддержки заклинания он не издох и не утратил свою форму. Девушка настолько увлеклась, что не заметила, как над ней застыла Минерва.

— Неплохой результат, мисс. Усердные занятия — и вы достигнете недурного уровня. Пять баллов Слизерину, — женщина наблюдала, как бывший навозный жук мотает башкой, привыкая к рогу.

— У меня хороший учитель, мэм, — без доли подхалимства ответила Анна, и заслужила раздраженное шипение со всех сторон.

— Да у нас выскочка типа Грейнджер, — донеслось с задних рядов. Макгонагалл сурово окинула аудиторию взглядом, и все смолкло.

Кажется, у кого-то был прогресс в учении… И полный провал в общественной жизни.

Справка:

Армия Геллерта Грин-де-Вальда (англ. Gellert Grindelwalds army) — неформальная организация, группа людей (а также разнообразных представителей других магических видов), которые следовали за Геллертом Грин-де-Вальдом, одним из самых тёмных магов XX века. Их главной целю было создание огромной магической империи, рабами в которой бы ли бы обыкновенные маглы. Девиз организации — «Ради общего блага».

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *