Тот-Кому-Доверишь-Спину. Глава 15.

И снова дни полетели за днями, время, казалось, украл кто-то большой и страшный, и он скоро явится за всем остальным. Однако, приходили только новые утра и вечера. В один такой замечательный день в обеденном зале поднялся ропот: к столу гриффиндора десятками слетались совы с письмами.

— Это еще что такое? — Малфой аж приподнялся, чтобы разглядеть происходящее. Анна нашла глазами Фреда: он стоял позади Поттера, держащего письмо, шла ожесточенная дискуссия.

— Ребята, это бомба, — Джейкоб шарахнул о стол номером «Придиры», присланным отцом. — Вы только гляньте…

— Гарри Поттер наконец заговорил: правда о Том-Кого-Нельзя-Называть и о его возвращении, которое я видел своими глазами, — прочитала заголовок Ирэн.

— Это не бомба. Это конец света, пора рыть окопы, — заключил Джейкоб. — Внимание: Амбриджная опасность!

— Кто это прислал вам столько писем, мистер Поттер? — послышался визгливый возглас колдуньи, и тут же вмешался Фред.

— А что, разве это преступление — письма получать?

— Ох, что будет… — Анна затаила дыхание. — Что ж ты творишь, балбес? — уже тише спросила она, чтоб никто не услышал. Тут же от инспекторши министерства посыпались угрозы.

Поттер бросил журнал Амбридж, и она чуть не рухнула в обморок.

— Минус пятьдесят баллов Гриффиндору!

Зал ахнул.

Спустя какой-то час школа пестрела плакатами: «Придира» стал поводом к исключению из школы. Выворачивались сумки, проходили досмотры комнат.

Анна то и дело с улыбкой наблюдала за тем, с какой скоростью добавлялись баллы Гриффиндору — потеря скоро была возвращена. Даже профессора объявили дряни из министерства негласную войну.

— Ну что, как тебе все это? — поинтересовался Фред, когда удалось улучить минуту, а в коридоре еще никого кроме них не было.

— Безумие, — Анна слегка щелкнула парня по лбу. — Выпендрежники!

— О да! — расцвел рыжий, озираясь по сторонам: нет ли свидетелей их короткого разговора. — Безумие — наш конек! Но теперь ты веришь, что Поттер не так уж и плох?

— Не знаю, Фред, — во взгляде девушки было беспокойство. — Он лезет на рожон. У меня больше, чем у кого-либо причин верить твоему Поттеру, но так нарываться — глупость. Думаешь, Лорд не выйдет на охоту за ним? Это же типичная провокация. Смелость не должна граничить со слабоумием, врага надо встречать во всеоружии.

— У него есть оружие, поверь, — парень действительно верил в то, что говорил. — И ты заговорила прямо как Грюм!

— А еще есть взбесившаяся Амбридж! Ты бы тоже был осторожней, — не обратила внимание на сравнение Энн, не надеясь, что ее слова будут услышаны.

— Что, за меня уже переживают? — улыбка стала еще шире.

— Не вижу повода к веселью, Уизли, — огрызнулась слизеринка. — Того гляди мне снова будет не с кем тренироваться.

— Ты разбила мне сердце, — картинно схватился за грудь Фред, и тут же увернулся от пендаля, после чего удрал на очередной урок. — После обеда жду в хижине!

— Но у меня домаш… — растерянно начала фразу Энн, но Уизли ее уже не слышал. Хорошо хоть, что занятие с Макгонагалл будет лишь завтра.

Пришлось поднапрячься; мало того, Снейп отчитал ученицу за проявленную на уроке невнимательность впервые за долгое время. А еще пришлось сделать все задания в перерыве между занятиями и обедом, что вконец измотало слизеринку. В визжащую хижину она едва доплелась, но тут же получила заряд бодрости: на стене висела огромная обложка Придиры, и с нее без устали матерился Поттер.

— Это еще что?! — девушка с брезгливостью разглядывала шедевр.

— Это наш ответ Амбридж. Мы с Джорджем решили его сохранить на память, — пояснил довольно улыбающийся и гордый своим творением гриффиндорец.

— Кстати, а как ты объяснил ему свое отсутствие? — задала давно беспокоящий ее вопрос Анна, все еще морща нос.

— Честно сказал, что у меня свидание, — улыбка перешла в оскал.

— Так, — выражение лица Анны не обещала ничего хорошего. — Понятно. И что он на это?

— Попросил не звать на свадьбу.

Звук удаара ладони об лоб был излишне смачен.

— Да шучу я. Он знает, что я помогаю тебе с тренировками. Кое-что даже ему показываю, — примиряюще махнул рукой близнец. — Не беспокойся, он умеет хранить тайны.

— Прямо как ты, — посмотрела на Уизли из-под пальцев слизеринка. — Я обречена.

— С каких пор тебя волнует чужое мнение? — несколько обиделся парень, но тут же перевел разговор в другое русло. — Что будем тренировать сегодня? Вычитала что-то из конспекта?

— Патронус, кажется, — вздохнула Драгош.

— О, это же невероятно интересно! — оживился Фред. — Сейчас мы узнаем, кто твой защитник!

— Чего? — Анна не поняла его веселья. — Какой, к лешему, защитник?

— Твой защитник. Обычно животное или птица какая. Они могут прогнать дементоров или передать послание, — парень увлеченно рассказывал про чары, сопровождая все быстрыми жестами рук. — Могу поспорить, что у тебя будет ворона!

— Притормози. Как его вызывают, как произносится, все по очереди, — остановила буйство фантазии девушка. И вот дальше начались сложности.

— Самое счастливое воспоминание, ну же! — силился объяснить парень, как вызвать защитника. — Неужели тебе нечего вспомнить? — он сидел на кровати, подперев кулаками щеки и с тоской следил за тем, как уже полчаса хмурится Анна.

Ей действительно нечего было вспоминать. Что можно назвать счастливым событием? Зачисление в Дурмштанг? Вряд ли: слишком непросто оно далось. Время, проведенное с родителями? Нет, оно всегда было омрачено страхом перед Пожирателями. Походы к отцу на работу, первый увиденный дракон? Нет, от радости она тогда из штанов не выскакивала, хоть ей и нравились эти прекрасные существа. Как гостила у бабушки? Да, было интересно наблюдать за ее работой с зельями, но получить по голове ложкой за сование пальцев куда не нужно было тоже не очень приятно.

— Боюсь, у меня с этим проблемы, — проворчала слизеринка. — Не думаю, что хоть что-то может сгодиться.

— Первый полет на метле? — решил перебрать варианты Фред.

— Я с нее шлепнулась.

— День рождения?

— Всегда мокро, холодно и все на работе или в школе.

— Первая пятерка?

— Это норма.

— Ну может тогда первый поцелуй? — гриффиндорец явно хотел пошутить, но увидев взгляд, полный презрения, понял, что попал пальцем в небо.

— Первый что?

— Проехали.

Наконец, еще поковырявшись в памяти, Анна все же решилась.

— Как насчет первой победы в дуэли?

— Женщина, я начинаю бояться. Это как тебя угораздило? — Фред смотрел на нее из-под пальцев, которыми только что тер воспаленные от усталости и пыли глаза.

— Я готовилась участвовать в турнире Трех Волшебников, Уизли, — со вздохом напомнила Анна. — Туда абы кого не берут, мы проходили отбор на высшем уровне. В него входили дуэли как на палочках, так и на посохах.

— Помню, ваши устроили представление, когда приехали, — лицо Фреда просветлело. — И как, ты была рада?

— Я на дуэли победила дрянь, которую пять лет ненавидела, — ухмылка девушки стала какой-то совсем нехорошей. — Как думаешь, месть была сладка?

— Ну тебя к черту, слизеринка, — от души послал ее Фред. — Раз это тебе приятно вспомнить, значит пробуй.

— И как, без дементора это возможно? — удивилась девушка, но уже встала в боевую позицию, очередной раз порадовавшись, что форменная юбка давно забыта. Темные джинсы магглов, купленные еще в начале года не только спасали от холода и травм, в них еще было удобно сражаться.

— Тут я вместо дементора, — скорчил рожицу рыжий, и Анна восприняла это как команду к началу.

— Экспекто Патронум! — взмах палочки — и жалкая серебристая струйка размазалась об стенку с плакатом. Поттер с этого перевозбудился и стал изрыгать уже совсем непристойные матюки.

— Не очень, но что-то. Давай еще раз! — подбодрил Уизли. И раз за разом из палочки вырывалось совсем не похожее на телесного патронуса безобразие.

— Наверное, не такое уж сильное воспоминание, — предположил Уизли. Анна же, вспотевшая от усилий, откинула налипшие на лоб волосы и мрачно собрала их в хвост. — Ну может есть еще хоть что-то? Хогсмид-то вряд ли, но хоть что-то должно быть!

— Можно еще попробовать тот момент, когда я узнала, что не останусь здесь на рождество… — протянула девушка, но тут же осеклась. Почти сразу после этого она узнала, что ее родители погибли.

— Скажи мне, жительница подземелий… А что ты вообще любишь? — Фред уже не знал, что можно предложить.

— Море, — тут же слова вылетели сами собой. — Ветер в лицо. Свободу.

— Так. Дай-ка угадаю… И это все было, когда вы на корабле прибыли к нам? — озарило гриффиндорца, а вместе с ним и саму девушку.

— Да, — рассеянно сказала она, вспомнив, как ее пустили к штурвалу. — Пожалуй.

Тогда от восторга замерло сердце и хотелось кричать, хохотать и ловить ветер руками. Это было удивительное ощущение.

— Ну так попробуй! — приободрил ее Фред.

И на этот раз получилось. Из палочки вырвалась не слабая нить, а целый сгусток света, пронесся по комнате и завис на уровне ее лица.

— Шарик?! — опешила девушка.

— Это не телесный, но патронус! — Уизли радостно смотрел на творение ее рук. — Значит просто у тебя не было настолько счастливого случая, чтобы сформировался патронус, или как-то так…

— Да ну и бес бы с ним, — Анна улыбалась. У нее получилось.

— Ну, тогда и я вспомню молодость, — пошутил Фред и легко взмахнул палочкой.

— Экспекто Патронум!

Прямо посередине комнаты переливался серебром здоровенный, вальяжный лев.

— Охренеть, — вырвалось у девушки. — А я-то думала, обезьяна.

— Ну спасибо! — оскорбился парень, и лев сердито повернул к ней голову, приоткрыл пасть, показывая клыки. — Учи тебя после этого!

— Кто-то говорил мне про ворону, — показала язык девушка, и тут же рыжий сменил гнев на милость.

— Да, я ошибся. Из тебя обезьянка получилась бы куда как лучше!

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *