Тот-Кому-Доверишь-Спину. Глава 10.

Следующее утро Анна запомнила надолго.

— Они сбежали! — Малфой был не просто бледный. Он по цвету мало чем отличался от Кровавого барона. — Все сбежали!

На столе под его пальцами на газете шевелились черно-белые колдографии.

— Дай-ка… — девушка выхватила у Ирэн из рук свежий номер Пророка. В висках застучала кровь. Самые отпетые Пожиратели Смерти теперь разгуливали на свободе.

Плохо соображая, она вышла из зала и побрела к выходу из замка. Ей срочно нужно было на воздух.

— Какие люди! — прямо перед ней стоял человек, никак не призрак. Без головы. То есть вообще отдельно от нее. Собственное тело само решило за девушку, что делать дальше. Оно завизжало.

— Да тише ты, припадочная, это шутка! Шляпа, понимаешь?! — голова возникла с удивительной скоростью. Фред махал перед носом девушки остроконечным головным убором с дурацким розовым пером.

— Идиот! — рявкнула на него Анна, выскочила из холла и потопала в сторону озера. Идти было сложно: снега было по колено. Дверь грохнула еще раз.

— Ты точно ненормальная! — возмутился Фред, догоняя слизеринку. — Тут же холодно, куда ты в одной мантии? Я же пошутил!

— Дурак! — не желала слушать его девушка. — Кретин! — с каждым ругательством она выдыхала облачко пара.

— Ладно, предположим, заслужил. А это повод простужаться? — парень явно чувствовал за собой вину. — Ну подумаешь, сделали шутиху, никто так раньше не реагировал! Всем было весело!

— Да отвали ты от меня, что тебе вообще нужно?! — резко развернулась слизеринка, не соображая, какого хрена он за ней потащился. Он безмерно раздражал одним своим присутствием.

— Просто хотел поздороваться и поднять тебе настроение. Ты с самого приезда хуже Серой Леди, — честно ответил Уизли и развел руками. — А обычно либо вредная, либо напуганная. Другой я не видел.

— Чтоб тебя, — в сердцах выдохнула Драгош и схватилась левой рукой за гудящий от холода и наступающей истерики лоб. Парень то ли издевался, то ли наоборот. — С каких пор тебя волнует мое состояние? Я вообще-то со Слизерина.

— А то я не заметил, — с сарказмом ответил гриффиндорец. — У тебя даже лицо временами зеленое, — Фред показал на себе, где конкретно зеленела Энн по его мнению. — Хотя сейчас уши, например, красные. Может, ты отчасти все же из Гриффиндора? Бесишься прямо как мы.

— Ну ты и… гриффиндорец, — отчаялась избавиться от него девушка и закуталась в мантию. — У вас что, на роду написано лезть не в свое дело и спасать весь мир?

— Может и так, — согласился Фред. — Хотя до сих пор я его еще ни разу не спас. Так что у тебя случилось? — в карих глазах не было ни малейшего намека на издевательство. — Раз слизеринец кидается на мороз без теплой одежды, у него что-то не в порядке. К примеру, голова.

— У тебя ее вообще не было, — огрызнулась Энн, а потом зачем-то выпалила:

— Родители погибли.

— Мерлиновы подтяжки… — вся веселость слетела с семикурсника, будто никогда и не было. — Как? — он сгорбился и сунул замерзшие руки в карманы брюк. — Если не хочешь, не отвечай. Прости, что доставал, — ему действительно было жаль. И Анну наконец прорвало. Какого-то лешего она выпалила ему все, что случилось. Она выговаривалась чужому человеку, и ей от этого становилось легче. Слезы сами прорвались наружу впервые за все это время. А рыжий слушал все, что она несла. Захлебываясь и заикаясь, про то, как мать пошла за нее к Пожирателям, про то, как глава семейства ринулся за женой, отправив дочь к Дамблдору под защиту. Про то, как она не смогла быть на похоронах родителей.

Фред выслушал все, а потом протянул ей рыжий, как и он сам, платок. И Анна не отказалась, просто взяла протянутую вещь.

— Моего отца за день до каникул пытались убить. Он просто оказался не в том месте не в то время, — Фред кисло улыбнулся. — Его еле смогли откачать в Мунго. Его спас Поттер. Он всегда всех спасает.

— Судьба у него такая, — прогнусавила Анна. — Уизли… Если хоть кто-то узнает про то, что тут было…

— А это входит в привычку. Снова храним тайны? — парень ехидно улыбнулся. — Слизерин не может иметь ничего общего с Гриффиндором, да?

— Может, Уизли. У нас уже общие секреты, — почему-то захотелось улыбнуться. На душе действительно стало легче. — Ну что, нужна еще помощь с конфетами?

— Скорее, с батончиками. Народ блюет так, что смотреть приятно. Но давай только после уроков, там, где и раньше, в библиотеке. По рукам? — он протянул руку ладонью вверх, и Анна слегка шлепнула его по ней пальцами.

— По рукам, — они побрели обратно к замку. Уже открывая дверь, парень оглянулся.

— Меня, кстати, Фред зовут. Здесь слишком много Уизли, чтобы не конкретизировать.

— Иди ты уже, Уизли, — вяло рыкнула Анна. — Такой приставучий только один.

На урок она пришла последней, за что получила полный неудовольствия взгляд от Снейпа. Сегодня он был особенно сердит и мрачен. Видимо, дело было в Амбридж. Ирэн рассказала, что эта ведьма издала нелепый указ, в котором запрещала учителям разглашать какую либо информацию студентам. Естественно, Северус клал на эти ее декреты с прибором, и Слизерин был ему за то благодарен. Просто при виде Амбридж они принимали вид ангелочков, и на все расспросы мотали головами: «Ничего не говорил, никуда не посылал, и вообще, свирепей кентавра по весне». К чести гриффиндорцев, они пришли к той же мысли и делали ровно то же самое. Общие с ними уроки стали не такими уж неприятными.

Вечером Анна, кляня себя на чем свет стоит, шатаясь от усталости, доползла до условленного места. К ее удивлению, Уизли уже был там и ковырялся в учебниках. Взлохматив отросшие чуть ли не до плеч волосы, он рукой подпирал лоб и шевелил губами, читая учебник по превращениям.

— Как все плохо-то, — прокомментировала она увиденное, и парень тут же поднял на нее взгляд.

— Драгош вредная. Наконец-то, — приветствовал он слизеринку. — Скажи мне, о великий мастер зельеварения, благословленный Снейпом ужасным… Как можно уменьшить фонтан, бьющий из глотки человека?

— Не такой он и ужасный. Он просто… Серьезный, — подобрала слова Анна, и пододвинула стул. — Если бы ты его чаще слушал, то знал бы о свойствах лирного корня.

— Черт! — хлопнул себя Фред по лбу. — Точно! — он быстро застрочил на пергаменте. — Тогда все существенно проще…

Анна на это заявление только закатила глаза. Пожалуй, вечер будет не лучше утра.

— Зачем вам все это? — спросила она, заглядывая в уже исписанный пергамент. — Сплошное вредительство.

— Именно! — Фред для убедительности даже воздел руку с оттопыренным указательным пальцем, испачканным чернилами. — На этом можно отлично заработать. Спасибо Амбридж: вредилки идут нарасхват. Она у нас еще попляшет… — парень от усердия даже закусил кончик пера. Девушка насмешливо хмыкнула.

— А что будет, когда она вас поймает?

— А не поймает, — Уизли был явно убежден в своих словах. — У нас все продумано. Особенно все хорошо должны раскупить на вылазке в Хогсмид в феврале.

— Хогсмид? — удивленно приподняла бровь Анна. — Это еще что?

— Ты что, ни разу не была… — Фред удивленно умолк, глядя на чудо-юдо лесное. — А хочешь, свожу? Там чертовски весело! — судя по задорному выражению лица, он не шутил.

— Ты? Меня? — девушка была настроена скептически. — Ты часом голову в шляпе не забыл?

— А что, слабо слизерину вылезти из подземелий? — скопировать ее выражение лица удалось на отлично. — Вы на солнечном свету не таете?

— Уизли, чтоб показать мне этот ваш Хогсмид, надо быть живым, — напомнила Энн. — Но с такими познаниями в зельеварении тебе светит эпический провал.

— Тогда на твоем месте я бы не упускал шанса это предотвратить, — невозмутимо парировал рыжий. Так и хотелось щелкнуть его по носу. — Так, с лирным корнем все понятно, осталось его достать. А как быть с ослаблением Амортенции?

— Уизли, ты обалдел?! — шепотом вскрикнула Анна. — Да за такое кастрировать нужно!

— Я тебе что, его раздавать предлагаю?! — зашипел на нее Фред. — Я спрашиваю, как ослабить! Что я, по-твоему, совсем чокнутый?

— Да кто ж вас знает?! Ты на семейку свою посмотри, сколько вас?! — возмущенно напомнила Энни.

— А маму мою не трогай, — тихо пригрозил близнец. — Никто приворотного зелья продавать не будет. Мы его ослабим, чтоб оставался легкий эффект!

— Значит так, Уизли. Я тебе подсчитаю концентрацию и степень разбавления, но даже не думай проходить мимо нашего стола! — девушка отобрала пергамент и перо и быстро застрочила расчеты. — До чего я дожила, а?

— Мне, знаешь ли, такие зелья ни к чему, и так при желании справлюсь, — шикнул на слизеринку Фред, и она зависла на пару секунд, осознавая услышанное, но возмутиться наглостью не получилось, близнеца уже понесло. — А ты откуда знаешь этот рецепт?! Он же проходится на нашем курсе!

Анна не нашлась, что ответить, и это было впервые. Лишь через полминуты, пока Фред сидел с довольным и торжествующим видом, она ответила:

— У меня бабушка была хорошим зельеваром. Она меня кое-чему успела научить. И книги остались.

— Какие книги? — сразу оживился гриффиндорец, торжество куда-то улетучилось. — Покажешь? — на Энн смотрели едва ли не щенячьим просящим взглядом. — Что там есть еще?

— Скажи мне, Уизли… Почему я? — жалобно поинтересовалась Анна, откладывая перо. — Что я тебе сделала?

— Ты передо мной извинилась. Ты неправильная слизеринка, — пожал плечами Фред, и глаза его хитро блеснули. — А я чертовски люблю все неправильное. Так что сама виновата. Если бы хотела, даже говорить со мной не стала бы, — внезапно он показал ей язык и рассмеялся. Лицо ошарашенной девушки надо было видеть: на нем отражалась и неожиданность, и едва ли не презрение, но точно не равнодушие.

— Знаешь что, Уизли… — протянула она, и с ужасом поняла, что скопировала Малфоя. — Ты чокнутый.

— О да! — с жаром кивнул близнец. — Представляешь, что бывает, когда мы с Джорджем вместе? — ехидно поиграл бровями семикурсник.

— И знать не хочу, — Анна вновь принялась за расчеты. — Наверное именно так с ума и сходят.

Они засиделись до самого ужина, и пергамент уже свисал до пола. Судя по виду Фреда, голова у него уже раскалывалась от цифр и названий. Глаза Анны предательски слипались.

— Показать это профессору Снейпу — сначала он мне засчитает экзамен, а потом уши оборвет, — девушка с тоской смотрела на неровные, скачущие строчки.

— Показать меня ему, и он выбросится из окна, — вяло прокомментировал рыжий. — Никогда не думал, что скажу это слизеринцу, но ты просто золото.

— Дожили, — девушка скатала свиток и отдала его напарнику по безобразию. — С тебя проценты.

Фред вяло отсалютовал и принял свиток.

— Ну что, завтра в том же месте в то же время? — поинтересовался он.

— Фред, имей совесть! — голос, пожалуй, прозвучал излишне жалобно. — У меня и другие дела есть.

— А, черт, у меня же ОД… — и тут парень дернулся, будто сказал что-то не то. Однако Анна уже настолько устала, что не обратила на это никакого внимания.

— А у меня Макгонагалл, — буркнула она и увидела удивленное лицо гриффиндорца. — А, неважно, — отмахнулась она.

— И снова тайны, — фыркнул близнец. — Кстати, ты запомнила мое имя!

Поймав напоследок уничижительный взгляд, он помахал рукой. С трудом Анна дотащилась до столовой, из последних сил дописала эссе для Флитвика, и в полном изнеможении вырубилась под перешептывание сокурсниц.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *