Глава 47

Недавняя болезнь все еще давала о себе знать: бегалось пока что с большим трудом, легкие сразу начинали гореть, возвращался кашель.

Отчетливо завоняло дымом, совсем рядом слышались крики: горел дом, по счастью, стоявший недалеко от реки. Люди метались с ведрами, стараясь хоть как-то погасить пламя. Но одного взгляда хватало для того, чтобы понять: все бесполезно. Двухэтажное здание было охвачено разбушевавшейся огненной стихией.

Из окутанных дымом дверей вывалились две фигуры: женщина и основательно прокопченный ассасин.

— Ребенок! — женщина сквозь кашель попыталась взвыть и уцепилась за рукав своего спасителя. — Коннор, там ребенок и Дэвид!

Все это было похоже на фильм о пафосном супергерое, причем с неплохими спецэффектами. А вот в реальность происходящего верилось с трудом, по крайней мере тогда, когда Хизер с ужасом увидела, как Радунхагейду вломился обратно в здание, из окон которого вырывалось ревущее пламя.

— Давай живее! — мужчины выплескивали в пламя одно ведро воды за другим, но эффекта это не давало никакого.

— Господи… — Хизер схватилась за ствол дерева, чтобы не упасть. Даже тут, на расстоянии тридцати шагов, казалось, что волосы на голове вспыхнут от жара. А Коннор был там, внутри.

Раздался грохот, крыша подломилась и начала проседать. Женщина издала дикий крик. А через мгновение Хизер поняла, что орут тут две бабы.

— Коннор!

Дом постепенно проседал, сожранный огнем изнутри. Послышался треск, поперек дверного проема упала доска, перегородив его. Мужики, увидев это, кинулись с топорами разбирать завал. Хизер рухнула на землю — ноги позорно ослушались. Рев огня заглушил все вокруг.

— Разойдись! — послышался крик, и мужики кинулись врассыпную.

Из клубов дыма, проломив плечом доску, вылетел бородач немалых размеров, а следом — Коннор, кубарем прокатившийся по земле и прижимающий к груди вякающий сверток.

— Господи!

Женщина выхватила ребенка из рук кашляющего ассасина и, забыв обо всем на свете, бросилась к бессознательному мужу, использованному в качестве тарана. Отдав драгоценный груз, тяжело дышащий Радунхагейду рухнул на спину, закрыв глаза руками и надрывно кашляя. Прожженная рубаха дымилась, по рукаву расплылось кровавое пятно.

— Радик! — опять сорвалась на русский Хизер, как с ней всегда случалось, когда она перенервничает. С трудом поднявшись на ноги, девушка подбежала к другу и попыталась оценить нанесенный ему ущерб. — Ты как?!

Позади раздался жуткий грохот, и дом, словно карточный, сложился, обдав всех адским жаром. Коннор, давясь, что-то пробормотал, но разобрать не получилось. Хизер сцапала его за рубаху и попыталась усадить.

— Что?!

— Супчику бы… — с усмешкой проговорил индеец более отчетливо.

— Идиот!!! — треснула его ладонью по затылку Хизер и вдруг разревелась.

— А что, кончился? — вновь закашлялся наставник, но уже посмеиваясь. — Тогда можно кролика поджарить — вон какой костерок…

Хизер не ответила, просто уткнувшись Коннору в плечо и от души рыдая, и пыталась понять, как ее угораздило связаться с таким придурком.

Костер действительно удался на славу, полыхая до самого утра. Главное, никто не погиб.

Добираясь до дома, утирая сопли, Хизер материлась на чем свет стоит, все больше удивляя индейца, не имеющего таких обширных познаний в словообразовании. Потому спорить с ней он не стал, а, устроившись в кухне, просто стянул рубаху и, морщась, осмотрел плечо.

— Да ну, глупость какая, — фыркнул ассасин, глядя на распоротую гвоздем кожу.

— Глупость?! Ржавчина, сепсис, ампутация, инвалидность! — рявкнула девушка. — Аптечка где?!

— Что? — сощурился Радунхагейду. — А-а-а, настойки?

— …Твою… через… да! — Хизер поспешно вымыла руки.

— Там, — кивнул на полки наставник.

Тут-то он понял, что такое попасть биологу в лапы.

— Женщина, в следующий раз лучше ампутация, — сердито пробурчал Коннор, глядя на результат.

— Пошел вон! Спать! — Хизер рукой указала направление.

Бурча что-то про неадекватность некоторых людей, асассин уполз к себе в комнату.

Послушница до самого утра просидела на кухне, глядя на пламя свечи. Там спящую девушку, устроившую голову на скрещенных на столе руках, наставник и обнаружил. Отнеся Хизер на кровать, Коннор долго наблюдал, как беспокойно дергаются пальцы и некоторые лицевые мышцы спящей ученицы.

— Такая… милая, что ли, когда зубами к стенке, — почесал в затылке Радунхагейду, цепляясь пальцами за опаленные волосы. — Главное, чтобы не поворачивалась.

Хизер, беспокойно вскрикнув во сне, резко перевернулась на бок, заставив индейца отшатнуться. Одеяло слетело на пол, и Коннор, пытаясь не шуметь, вернул его на положенное место, а потом тихо вышел, стараясь даже не скрипеть половицами.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *