Глава 4

Уныло сидя в том же сортире, что и утром, Хизер размышляла о тяжести своей жизни и о том, как скучает по туалетной бумаге большого города. Да и по унитазу в принципе.

Местная жратва вывела разнеженный желудок из благостного неведения. Оказывается, с едой тут тоже была напряженка. Не то чтобы Коннор плохо готовил, но память услужливо преподносила на блюде гипотетических эхинококка, сальмонеллу и бычьего цепня. Все это вспомнилось из институтского курса биологии, даже притом, что Хизер отличницей не была никогда. Мясо с кровью — прямая дорожка на тот свет, как она считала. Однако Коннор был весьма живой, при зубах и жрал в три горла. Это успокаивало.

А вот живот устроил бунт.

Пиво было хоть и не сравнить с тем, что продавалось в магазине, но все равно этот напиток девушка категорически не приветствовала, предпочитая хлебать воду.

Видимо, реакция на нее была тоже замечательной.

— Угля пожрать, что ли… — с тоской спросила Хизер саму себя. Организм ответил глухим протяжным урчанием.

Наконец покинув заветную будку, девушка воззрилась на мускулистое шрамированное нечто, от скуки коловшее дрова во дворе.

— Эй, Рембо! — позвала она, и Коннор мрачно уставился на нее, застыв с занесенным над головой топором. — Я поняла, что я в полной заднице. Но где искать этих твоих… — рукой она изобразила воображаемый нимб над головой.

Топор со свистом вошел в колоду.

— Я же просил, не на улице, — поморщившись, дровосек отряхнул ладони.

— Свидетелей убьешь. Я не хочу тут застрять, — Хизер жестом указала на поместье.

— Я этого еще меньше хочу, — огрызнулся могавк. — Я отойти не могу, а это никуда не годится. У меня есть дела поважнее, чем с тобой возиться. Пока ты там отсиживалась, я на зиму дрова заготовил.

Действительно, поленница получилась внушительная.

— Прошу пардону, но я не привыкла к местной кухне, — не осталась в долгу Хизер. — Так давай найдем эту хрень, и я свалю отсюда! И тебе хорошо, и я счастлива!

— Отлично. Сфера расколота при тебе, кольцо опробовали — не подходит, как мы уже выяснили. Что же нам тогда искать? — ехидно спросил Коннор, опираясь ладонями на топорище.

— Мне почем знать?! — вновь накатывала истерика.

— Только записи отца, если они существуют, — помрачнел индеец и устроил подбородок на сложенных руках. — Лезть в логово тамплиеров…

— Тут еще и тамплиеры?! Жак де Моле и все такое? — обалдело присела на нерасколотую колоду Хизер. — Кажется, впереди еще одна байка о тамплиерах, мало мне уроков истории было в универе!

— За что? — Коннор возвел взгляд к небу.

— За независимость, — едко сообщила девушка и отскочила, от греха подальше. Коннор вытащил топор из пня и неласково смотрел на шутницу.

— Про независимость поговорим отдельно, — отчеканил он. — В дом, — топор многозначительно указал путь.

Пришлось подчиниться.

Лекция по истории страны, орденов тамплиеров и ассасинов и о мистике затянулась еще часа на три. Под конец голова трещала уже у обоих.

— Без поллитры не разберешься, — Хизер была в ужасе от услышанного. Мерзкий тип же ухмылялся, сидя верхом на стуле и облокотившись о его спинку.

— Есть виски.

— Сам пей эту дрянь, — поморщилась девушка. — Скажи мне, как тебя вообще угораздило вляпаться в такую бойню?!

— Предтечи. Отец, — емко ответил Коннор. — Это не так нелепо, как твоя машина.

— Спорный вопрос. Мне деньги нужны были, — огрызнулась девица.

— На что? — в голосе индейца угадывалось глумление.

— На приставку…

Неожиданно Хизер поняла всю нелепость и ничтожность своего желания. В носу защипало, подбородок дрогнул. Прямо перед ней сидел мужик, которого всю жизнь имели как хотели в политических играх, он вкалывал на благо народа и во что-то верил. Живого места на нем действительно не было, особенно тот страшный шрам на боку впечатлил. При этом мужике подписали декларацию. Да он, наверное, спал в обнимку с оружием.

А она хотела игровую приставку, чтобы пострелять и побегать по руинам за какую-то деваху.

Ну что, стреляй, бегай. По-настоящему.

— Извини, — почему-то захотелось сказать это парню, который видел больше, чем кто-либо из ее знакомых.

— За что? — удивился он. — А к чему эта приставка? Как в словообразовании? К имени? Она действительно так много стоит?

— Коннор… я никому раньше этого не говорила, — Хизер опустила голову.

— Только не это, — ирокез на голове индейца зашевелился от ужаса, и сам Радунхагейду на всякий случай чуть отстранился. Судя по всему, ожидал он услышать что-то весьма неприятное и надоевшее.

— Я дура. Боги, какая я дура… — Хизер ткнулась лицом в ладони и все же разревелась.

— Слава духам, — выдохнул Коннор. — А вот это я рад слышать! Ну, то есть, не это, но… — индеец смутился, не зная, что делать, и тут его озарила мысль. — В вашем времени из лука стреляют?

— Ага… Спортсмены… — проревела девушка.

— Дать пострелять? — с надеждой в голосе спросил ассасин. — Некоторым помогает.

— Коннор… ты безнадежен, — Хизер хихикнула сквозь слезы. — Завтра. Я задолбалась.

На поместье опустилась тяжелая, душная, пропитанная запахами ночь.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *