Глава 32

Девушка уходила все дальше в лес. Близился рассвет. Слава богам, наступило «бабье лето», относительно теплое и сухое, так что затеянный поход не перешел в стадию «е-мое, что ж я сделал-то?!». В листве уже начали преобладать желтый и оранжевый цвета, отчего лес выглядел несколько веселее обычного.

За двадцать минут бодрого шага — с оглядкой на зверье — Хизер добралась до реки, и еще пятнадцать ушло на то, чтобы найти место, где можно подойти к воде, не сверзившись в нее.

Рыба тут была наглая, о чем девушка прекрасно знала. Знания, полученные в институте, теперь не стопорились липким страхом, а спокойно всплывали в памяти. Еще тридцать минут стояния на двух камнях в позе, не столь приятной, мокрые рукава, «нервяк» и забористый мат сделали свое дело: девушка получила по лицу хвостом здоровенной форели. Однако на берег вышвырнуть рыбу все же смогла.

— Здравствуй, завтрак, — злобно смахнула чешую с лица беглянка. — Теперь я тебя жарить буду. Ибо нефиг!

Еще десять минут собирания хвороста, пять минут издевательств над огнивом — и костерок весело захрустел ветками.

Самая вкусная еда та, которую добыл сам, пусть ее надо потрошить и чистить, внимательно следить за готовностью и пламенем, которое в состоянии в любую секунду испепелить добытое. Из жертвы очень приятно превращаться в хищника.

Устроиться на поспать тоже не составило особой проблемы: на деревьях периодически встречались охотничьи помосты для засад. Вот на одном из таких, видимо, предназначенном для ожидания зверя, девушка и устроилась, от души благодаря того, кто не поленился прибить к дереву лестницу.

Жизнь была не столь плоха, как казалось. Поерзав и завернувшись поплотнее в плащ, Хизер злорадно усмехнулась и с чистой душой отрубилась.

***

Коннор ворочался в кровати, силясь заснуть. Из головы не шли дурные видения и мысли: сломавшая шею, разбившаяся, сожранная, замерзшая насмерть, оголодавшая, укушенная змеей, убитая бандитами Хизер не давала уснуть, тыча в него синим окоченевшим пальцем и глухо проклинающая на чем свет стоит нерадивого учителя.

— Да что же это такое?! — Коннор со стоном закрыл глаза рукой. Хизер стала еще отчетливей и громче.

— Ты, ты виноват! Ты дал мне уйти и упасть в ловчую яму! — вопил страшный призрак. — Это ты прошляпил, когда я сама запырялась ножом!

— Духи, за что? — Радунхагейду перевернулся на живот и накрыл голову подушкой.

— А еще не накормил в последний раз! — злорадно рявкнул в самое ухо труп ученицы.

— Изыди! — Коннор заткнул уши руками.

— И баню не доделал.

— Всего лишь неделя — и я тебя спокойно закопаю, — пообещал ассасин.

— А где Чарльз Ли?! — выдал уж совсем отсебятину призрак. — В следующий раз с ним приду, — пообещал он и с хлопком исчез, оставив после себя клубы сизого дыма.

Коннор принюхался и рывком вскочил с кровати — дымом тянуло вполне настоящим.

— Твою в душу! — сверкая пятками, бросился в кухню индеец.

Похлебка уныло дымилась в котле. Матерясь, Коннор сорвал котел с догорающего огонька и с грохотом поставил на пол. Утомленно сев на стул, ассасин запрокинул голову и устало закрыл глаза.

За окном брезжил рассвет. В доме стало чертовски тихо.

***

Проснувшись, Хизер поняла, что лежала весьма неудобно, пусть и подпихнув сумку под голову: ныла каждая мышца и кость. С хрустом и стонами размявшись, девушка бросила взгляд вниз, под дерево, и расплылась в улыбке: под помостом что-то жрал наглый заяц. Осторожно вынув пистолет, Хизер, вспоминая наставления Коннора, принялась за дело.

Отмерить мерку пороха. И можно прямо из мерки — в ствол. Втолкнуть пулю. Шомполом забить до упора в порох. Не приведи господь, останется воздушный пузырь! Дай бог тогда остаться живым. Поэтому после первой зарядки надо сделать на шомполе насечку для следующего раза, потом, по грязному стволу, заряжаться будет гораздо труднее. Необходимо знать, насколько шомпол запихивается. Пуля должна идти туго, но идти.

Кремень крепится через лоскуток кожи. Достаточно туго. Вывести курок на промежуточный взвод — это первый щелчок. Открыть замок, насыпать порох, примерно наполовину заполнив выемку на полке. Закрыть замок.

Взвести курок на боевой взвод — это второй щелчок. Теперь можно стрелять.

Девушка прицелилась и нажала на спусковой крючок. Отдача больно ударила в руку, сильно завоняло. Кашляя, Хизер разогнала облачко дыма.

— А на завтрак — фарш, — оценила она результат. — Все-таки надо было спереть лук!

На секунду ей послышался за плечом знакомый, едва различимый смешок.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *