Глава 29

Утром пришли мастера, которых созвал Коннор. Суровые бородатые мужики светились энтузиазмом и желанием узреть откровение, которое им так расхвалили. Но увидели они слегка не то, что ожидали.

Подперев щеку левой рукой, Хизер, скрюченная и скособоченная в результате последствий вчерашней тренировки, сидела на крыльце и грелась на осеннем солнышке. Правая же рука была забинтована, словно у мумии. А хуже всего было то, что девушка была злой и невыспавшейся: конечно, попробуй заснуть, когда пульсирующая боль прожигает кость, словно раскаленный добела стальной прут.

— Доброго дня, красавица. А хозяин где? — как можно более галантно спросил старший из мастеров, видимо, плотник. Ну, или почему он держал в руке пилу «Дружба»*, а за поясом — топор?

Красотка сощурила глаза, под которыми залегли красочные синяки, и переложила забинтованную руку поудобнее.

— В сортире, — злорадно сообщила Хизер. — Кажется, съел что-то не то.

На лице девушки заиграла улыбка, от которой мужикам стало не по себе. А что конкретно Коннор съел — послушница знала точно. Точнее, она впервые с утра заварила чай.

Никогда — никогда! — не злите человека, знающего ботанику и разбирающегося в лекарственных травах. Биологов не надо обижать в принципе. А то дрожжи, подкинутые в туалет — это самое невинное, что можно получить. **

— А он там еще долго пробудет? — с сочувствием поинтересовался мужик с лесопилки, которого Хизер уже как-то раз видела.

— Думаю, не очень. Как только станет тонуть в воде. Хотите чай? — ласково поинтересовалась отравительница.

— Нет, пожалуй, мы там подождем, — мужики дали обратный ход, пятой точкой чуя подвох.

— Как жаль, — томно вздохнула Хизер, — а такой вкусный чай… — и вытащила из кармана какой-то корешок, покатала его в пальцах. Улыбка стала еще более зловещей.

Ноголистник *** здесь рос просто замечательный. А если уметь им пользоваться, то диверсия дает отличный результат. Недаром в институте пытали ботаникой и гоняли на сбор разнообразного гербария.

Неподалеку громко хлопнула дверь.

— Кажется, мне пора, — улыбнулась Хизер и, невзирая на болевые ощущения, бегом сорвалась с места. Проще говоря, она улепетывала со всех ног. Рабочие, недоумевая, проводили беглянку взглядом.

Пересекая широкими шагами двор, на «сцене» появился растрепанный и злой, как тысяча чертей, бледного вида ассасин.

— Где она?! — вместо приветствия рявкнул он.

Послышалось громкое урчание живота с перекатами и трелями.

— Там, — дружно взметнулись пальцы жителей поместья, указывая направление.

Коротко кивнув в знак признательности, индеец понесся по горячему следу. Хизер замельтешила, понимая, что в лучшем случае ее поставят в угол, а в худшем — на руки, вниз головой. Взгляд девушки панически заметался и наткнулся на телегу с сеном. Это была мысль!

Разбежавшись, Хизер бросилась в укрытие.

Коннор, вылетев из-за угла сарая, расплылся в улыбке не хуже той, что украшала лицо послушницы полчаса назад, и медленно подошел к матерящейся телеге.

— Пока не отмоешься — не приходи, — торжествующе проговорил он, глядя на нечто коричневое и вонючее. — А мы пока что построим баню.

Так Хизер узнала, что телегу надо проверять прежде, чем в нее прыгать: повозки с навозом крестьяне накрывали тонким слоем сена.

Так тихо в поместье не было давно, и постройка пошла полным ходом. Всем хотелось посмотреть на чудо, которое должно было достаточно сильно изменить жизнь.

Хизер вернулась замерзшая, мокрая, голодная и злая. Первое, что она увидела в доме — стоящий в дверном проеме кухни ехидный мерзавец с чашкой в руке.

— Чайку? — Коннор лучился доброжелательностью.

— Это война. Опять! — Хизер отобрала чашку и, обжигаясь, жмурясь от удовольствия, захлюпала божественным напитком.

— Знаешь, из тебя получится ассасин, — будто невзначай бросил Радунхагейду, и Хизер удивленно приподняла бровь. — Отравительница ты уже замечательная. Много знаешь такого? — индеец даже не пытался шутить или издеваться.

— Достаточно, на Бостон хватит.

— Отлично. Завтра еще и на сбор трав отправишься с миссис Норрис****, — обрадовал подлец.

— С кошкой, что ли? — брякнула девушка, продолжая согреваться чайком.

— Какой кошкой? — удивленно моргнул Коннор. — Это дама, которая яблоки принесла. Я еще молоко у нее брал. Все, не морочь мне голову, женщина! Мне с документами тамплиеров разбираться надо, а то топчемся на одном месте…

Ассасин, мотнув головой и хлестанув себя по щеке собранными в хвост волосами, отправился в кабинет.

— Ну… саме-е-ец, — потрясенно протянула Хизер. — Надо было тебе больше слабительного подсыпать, чтобы не до шуток было.

Примечание к части

* Пила «Дружба» — это двуручная пила. Не подружитесь — не распилите ничего. Даже нормальную расчлененку не устроить.

** Дрожжи, брошенные летом в сортир — это призыв демона Голгофинянина, или же Фекалоида (см. фильм «Догма»). Демон на редкость говнист и покрывает толстым слоем продуктов жизнедеятельности все, что видит или до чего может дотянуться.

*** Ноголистник — растущий в США, этот 18-дюймовый многолетник тропен к влажным лугам, поселяется и в открытом, влажном лесу. В мае растение производит единственный белый цветок. Запах цветка противен. Плод жёлтый и мясистый, его вкус приятен, хотя слегка кислый. Съедобен, но листья и корни ядовитые. Корень и смола — лекарственные части (коренные американцы использовали как рвотное и противоглистное средство). Полезен для печени и кишечника, также стимулирует железы. Наиболее полезен, когда малые дозы дают часто.

А еще он офигительно лечит запоры, вышибая их со скоростью звука!

**** Миссис Норрис — кошка из фильма «Гарри Поттер». В игре же это жена мистера Норриса)

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *