Глава 25

Земли поместья встретили бурей, которая нещадно лупила молниями и ломала ветром деревья. Замерзшие, промокшие, усталые, напарники ввалились в дом.

— Старик, я… — открыв дверь, крикнул в пространство Коннор и вдруг умолк, вспомнив, что Ахиллеса больше нет.

Хизер скукожилась, стуча зубами, и сочувственно посмотрела на прошедшего в пустой и холодный дом уже… друга?

— Пойду… огонь разожгу, — сердито буркнул индеец, оставив ящик с документами на пороге.

— Давай, — коротко кивнула Хизер, снимая самопальный рюкзак и ставя рядом. С одежды на пыльный пол медленно натекала лужа воды.

Тихо, стараясь не шуметь, девушка стащила с себя насквозь промокший китель, повесила на крючок у двери. За окном сверкнуло, и оглушительный удар грома сотряс поместье.

— Ну просто-таки фильм ужасов, — девушка содрогнулась, будто от сквозняка.

Поднявшись по скрипучей лестнице, она зашла в темную комнату, где завернулась в теплую шкуру, служившую ей вторым одеялом. Снизу послышался глухой удар в стену.

— Интересно, кулаком или головой? — со вздохом спросила Хизер кого-то незримого. Очевидного ответа не было, можно было только спуститься и посмотреть на происходящее, оценить последствия удара.

Что, собственно, мысленно назвав себя самоубийцей, она и сделала. К молчаливому буйству капитана послушница уже успела привыкнуть, а узнать, из-за чего он вышел из себя, было не всегда просто. Заодно предоставилась отличная возможность поупражняться в скрытности, быстром беге и, в случае чего, выживании.

Осторожно спустившись, стараясь не скрипеть половицами, Хизер заглянула на кухню. Коннор сидел перед уже разожженным очагом, глядя в пол, сжав побелевшие кулаки. И испарялся.

— Эй, — тихо позвала девушка, — от тебя уже пар идет.

— А? — кулаки тут же разжались, гримаса то ли боли, то ли ярости слетела со смуглой физиономии, слегка запачканной сажей.

— Дымишься, говорю, — успокоенная уже адекватным поведением ассасина, послушница подтащила стул и уселась рядом.

— Это одежда сохнет, — поясняя, Радунхагейду смотрел, как парок поднимается от рукавов.

— Да ты кэп, — вспомнив прикол из интернета, слегка грустно улыбнулась Хизер: мировая сеть казалась уже чем-то фантастическим.

— Ну да. «Аквилы», — удивился девичьей памяти ассасин, из-за чего ученица вообразила очередной мысленный фейспалм.

— Капитан Очевидность, я хочу сказать, — уточнила она.

— Ну, говори, — разговор стал походить на беседу двух шизофреников в сумасшедшем доме.

— Прости, это была шутка из будущего, — с тяжелым вздохом извинилась горе-юмористка. — Я все время забываю, что ты их не понимаешь.

— Все мы чего-то не знаем. На то и дана нам голова, чтобы учиться, — Коннор пошевелил кочергой поленья в очаге.

— Ты еще и философ, — вздохнула Хизер. — И каких только достоинств у тебя нет?

— Нет, не я. Мне эту фразу постоянно твердил учитель, — легкая улыбка, мелькнув на губах индейца, почти сразу исчезла.

— Тогда он был мудрым человеком. Мне что-то подобное говорила бабушка, но по-своему. Жаль, плохо я ее слушала… — Хизер закуталась поплотнее в пыльную шкуру и чихнула.

— Старики всегда мудры, — Коннор вытянул перед камином затекшие ноги. — Мы редко слушаем их слова, потом не раз об этом жалеем. А еще позднее — сами оказываемся на месте старцев… если еще есть кому оказываться.

— Прекрати. Ты сам заговорил как старик, — Хизер шмыгнула и утерлась рукавом, — мне жутко от этого. Не настолько ты меня старше! Опыта, конечно, больше, но все же. Я еще хочу пожить. — Вот только грустных воспоминаний не хватало для полного счастья!

— Тогда все же лучше слушайся, — прокатился по кухне смешок Коннора, — а то точно помрешь с такой-то способностью нарываться на неприятности.

— Да проехали ведь уже! — раздраженно воскликнула девушка. — Теперь все время будешь упрекать?!

— Виноват.

Индеец вновь надолго замолчал. Хизер расчихалась и громче прежнего захлюпала носом.

— Так, — Коннор резко поднялся на ноги, — вот только этого не хватало.

— Да брось. Было бы о чем беспокоиться.

— В вашем мире — возможно. Только вот инфлюэнции мне не хватало, — ассасин, повесив котел с водой над огнем, уселся на прежнее место. — Не до этого. Из-за какого-то дождика уже в соплях.

— Да фигня все, — гундося, загрустила разносчица инфекции: самочувствие действительно оставляло желать лучшего. Осенние ветра были холодными, пронизывающими до костей, а тут еще и лило как из ведра, и в доме царили сквозняки. Немудрено было с подобным набором подхватить болячку.

— Ничто не истинно… — в зрачках ассасина плясало отражение пламени очага.

— Тогда мне все дозволено.

Хизер устало зевнула. Хотелось горячего молока и меда, как в детстве, когда она простужалась. Бабушка всегда считала это лучшим лекарством, каждый раз доказывая всем остальным, насколько хорош в действии старинный рецепт. Тогда у Хизер было в жизни куда как больше приятных событий. Каждый год она ездила к бабушке в далекую Россию, в небольшую деревню у быстрой реки. Там девушка была по-настоящему счастлива и свободна.

Но все было потеряно. Одной столь же дождливой ранней осенью отец не приехал забрать дочку домой. За ней прилетела мать. Больше в Россию девочка не возвращалась и не видела любимую бабушку.

Тело, как оторвавшееся от корней дерево, ныне засыхало на койке в «Абстерго». Никаким медом это не исправить.

— Совсем скисла, как молоко, — оказывается, Коннор наблюдал.

— Что? — дрожь пробрала Хизер до кончиков пальцев: он что, мысли читать умеет?

— Как молоко, — повторил индеец. — Иногда оно портится от одного только присутствия людей с таким выражением лица. Кстати, молоко есть у соседей. Сходить?

— Если не трудно, — попросила девушка. — Буду признательна. В детстве я им лечилась, когда жила у бабушки.

— Хорошо, — кивнул Коннор. — Я, конечно, не бабушка… но скоро вернусь. — Ассасин встал с пола, накинул капюшон.

Когда Радунхагейду вернулся, Хизер уже спала, скрючившись на стуле. Осторожно, стараясь не шуметь, индеец оставил наполненный молоком кувшин на столе, как можно осторожнее, чтобы не разбудить, подхватил спящую девушку и отнес на диван в гостиной, где затем разжег камин.

Постепенно дом нагревался и обретал жилой вид, как в былые времена, когда был жив наставник. А ради этого стоило потерпеть выкрутасы бестолковой ученицы.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *