Глава 24

— Вперед! — скомандовал Коннор, закидывая мешок на спину. — И быстро.

— Почему быстро? — Хизер была зла то ли на себя, то ли на труп, то ли на раскомандовавшегося индейца.

— Вот почему.

Радунхагейду грохнул лампу о стену, и вонючая горючая жидкость, выплеснувшись, подпалила отвергнутые бумаги, кучей сваленные на полу. Пламя весело кинулось пожирать предложенное, перебираясь на деревянные опоры.

— Ты спятил?! — ужаснулась девушка, содрала туфли и бросилась за поспешно уходящим ассасином.

— Не я.

Взлетев по лестнице, Хизер завертела головой в поисках окна: оно было высоковато, и нужно было постараться, чтобы влезть в него, а из лаза уже тянуло дымом.

— Лезь! — приказал Коннор.

— Мне не допрыгнуть! — Хизер демонстративно подняла руки и показала, сколько осталось до проема.

— Зараза! — Коннор бросил мешок и подхватил девушку под колени. — Лезь!

— Мама! — вякнула Хизер, с трудом подтянулась и выпала с другой стороны окна.

— Тут что, везде сено? — пробормотала послушница, вылезая из невесть откуда взявшегося корма для лошадей. По голове ударило что-то пыльное и тяжелое. Кажется, это прилетел мешок. — Чтоб тебя! — в ярости крикнула она, вылезая из сушеной травы. И вовремя — прилетел Коннор.

— Бежим. Тут будет жарко, — пообещал он, подхватил мешок и требовательно уставился на девушку.

— В этом?! — Хизер продемонстрировала туфли. — Да я в них хожу с трудом!

— Тогда заткнись! — прорычал ассасин и перекинул мешок на другое плечо, освободив место для ученицы — это она поняла, когда с высоты роста Коннора смотрела на выбегающих из здания людей, болтаясь, словно оленья туша.

— Дальше сама, — спустил послушницу на землю Радунхагейду.

— Это замечательно. На тебе сильно укачивает.

Побледневшая Хизер с трудом нацепила обувь и, покачиваясь, побрела следом за индейцем. Так, в молчании, они добрались до корабля. Там их уже дожидался Фолкнер, нетерпеливо расхаживающий взад-вперед около трапа.

— Успех? — старпом взволнованно ожидал ответ.

— Как обычно, — Коннор тряхнул мешком. — Отчаливай. Меня не беспокоить, — и, недовольно щурясь, сразу направился в каюту. Хизер не удержалась и показала ему вслед язык.

— Ты как? — Роберт помог Хизер подняться на корабль. — Выглядишь паршиво. Я сразу же ушел, как ты подала сигнал, так что хотелось бы знать продолжение.

— Неудивительно. Не каждый день на тебе убивают потенциального насильника, — проворчала девушка. Обида сдавливала грудь, а может, это проклятое платье?

— Даже так? — покачал головой Фолкнер. — Но, кажется, все обошлось?

— О да, обошлось, — подтвердила Хизер. — Слушай, тут такой вопрос, приватного характера…

— Постараюсь посодействовать, — заботливо помог спуститься на нижнюю палубу старпом.

— Развяжи этот чертов корсет! — девушке было уже наплевать на приличия — койка казалась лучшей наградой. Фолкнер усмехнулся:

— Ну, в этом опыта у меня предостаточно. Только капитану — ни-ни!

— Не вопрос. А то он как-то странно воспринимает некоторые вещи, — приняла условия бесстыдница и толкнула дверь в каюту. — Кажется, я перестала понимать мужскую логику.

***

— «Аквила» — дом родной, — проснувшись, констатировала Хизер, глядя в уже досконально изученный деревянный потолок.

Настроение девушки слегка улучшилось, хотя ответы на некоторые вопросы сильно хотелось услышать от того, кто затеял эпопею с поджиганием схрона.

Никто Хизер не будил ни на завтрак, ни на обед, ибо еда — это дело сугубо добровольное. Выбравшись на палубу, продирая заспанные глаза, девушка ожидала увидеть как минимум Бостон, ну или хотя бы знакомый островок.

— Ну? И куда нас несет? — поинтересовалась она у Фолкнера, привычно стоявшего на своем излюбленном месте, недалеко от штурвала. Коннора заменял один из матросов.

— Домой, — пожал плечами Роберт. — Кажется, наш кэп что-то еще удумал.

— Это его нормальное состояние, — отмахнулась девушка, — особенно после удачно проведенной операции.

— Кажется, он не считает ее таковой, — заметил Фолкнер. — Он не рассказал, что там произошло, как бывало в случае как раз-таки удачи.

— Странно… — Хизер тяжело вздохнула, а внутри вновь шевельнулась обида. — Я старалась, как могла.

— Знаю, частично видел, — моряк кивнул и скосил взгляд за борт. — Думаю, вам просто стоит все обсудить, чтобы не было… недопонимания.

— Поговорить с вулканом накануне извержения, чтобы он не булькал? О да, конечно, — смешок получился на редкость ядовитым. — Вот как решу, что жизнь обрыдла…

— Смотри сама, — Фолкнер кашлянул в кулак. — Скажу только, что тяжело в учении — легко в бою.

— В первом своем бою я случайно грохнула пирата и провалялась под ним около получаса, — напомнила девушка, — и тело не было легким. Ну ладно, в Дэвенпорт, так в Дэвенпорт. Тем более что планов у меня — громадье. — Хизер снова смачно зевнула. — Жрать хочу.

— И это говорит вчерашняя красотка? — хохотнул старпом.

— Это говорит голодный желудок учащегося, — оправдалась послушница братства.

Посмеиваясь, Фолкнер посоветовал обратиться к коку: у того всегда было что пожевать. Как минимум галеты всегда водились на камбузе.

Жуя на ходу, Хизер поскреблась в дверь каюты капитана. Услышав невнятное угуканье, девушка осторожно сунулась в проем.

— Есть что новенькое? Не зря хоть мучилась?

— Кто? Ты? — с недоверием взглянул на нее сидящий за столом, заваленным бумагами, ассасин. — Не заметил. — Вновь зашелестели листы.

— Сам бы попробовал ходить на каблуках! — Хизер с хрустом откусила еще один кусок галеты. Сердитое сопение капитана в ответ было весьма выразительным: кажется, действительно не пробовал, что не могло не радовать. — Так что там?

— Отчеты за то время, что провел в наших краях Хэйтем, — красноречие индейца било ключом. — Они со своей шайкой тут все перерыли.

— И что откопали в итоге? — Хизер оперлась о край стола, с интересом глядя на пожелтевшие, исписанные докладами листы.

— Ничего особенного. Сплошные неудачи. И ни слова про остров, — Коннор отложил бумагу и потер переносицу, щурясь от усталости.

— Ты вообще спать-то ложился? — поинтересовалась девушка, снова вгрызаясь в свой нехитрый завтрак.

— Нет.

— Сон для слабаков? Или ты еще зеленых человечков в трико не видел? — глумливость так и лезла изо всех щелей.

— Что? — Коннор понял, что теряет нить разговора, и уставился на нарушительницу спокойствия и душевного равновесия. — Каких еще… Что ты тут вообще делаешь?! — взорвался он.

— Как что? Галету жую. Хочешь куснуть? — невинно предложила Хизер.

— Пошла вон! — возмущенно указал на дверь индеец. — Это что еще за фривольности?

— Грубиян, — девушка и не думала подчиниться приказу. — Я вообще-то пришла отношения выяснять. Мне Фолкнер посоветовал.

— С ним я поговорю отдельно, — пригрозил ассасин. — Что еще выяснять вздумала?

— Ну, нам с Робертом показалось, что ты недоволен вчерашним спектаклем, — Хизер нагло села на угол стола. — Во избежание повторов хотелось бы установить причины недовольства, капитан.

— Дожили! — треснул кулаком по столу Коннор. — Хорошо. Неоправданный риск — это достаточно для моего негодования? Тебя просили его отвлекать, а не… — он набрал воздуха в легкие и крутанул рукой перед собой, подыскивая нужное слово.

— А не ложиться под него, — закончила фразу ученица. — А ты при обсуждении не говорил, какими методами нужно было отвлекать подонка. Я его отвлекла? Отвлекла. Еще как отвлекла: он даже не услышал, как ты сзади подошел! — Хизер хихикнула.

— Если бы я не подошел, то Вюрст там бы тебя и прикопал! — возмущенно чиркнул оттопыренным большим пальцем по горлу ассасин. Вот зараза. Попал прямо в цель.

— Не факт, — пожала плечами пошедшая в несознанку девица. — У меня было, чем защититься.

— Да как же! Что ж тогда терпела?! — Коннор откинулся на спинку стула, возмущенно глядя на собеседницу.

— А может, мне понравилось, — хмыкнула она, но тут же улыбка сползла с губ: в глазах Коннора не то что хорошего ничего не появилось, но и доброго не осталось. — Каюсь, перебор.

— Да уж.

— Хорошо. Клянусь блюсти себя на заданиях! Уже блюду, — девушка тяжело вздохнула. — Раз учитель недоволен, учту. Прости. — Взгляд ассасина несколько смягчился. — А вне заданий? — подмигнула Хизер.

— Дай сюда! — Коннор отобрал остаток галеты и смачно захрустел. — Кажется, я пропустил обед.

— Пойдем, великий мастер, пока кок добрый, — Хизер соскочила со стола. — Капитан капитаном, а кока на кухне еще никто победить не смог. Сам Сигал так сказал.

— Кто «сигал»? — Радунхагейду поднялся со стула, уже отчаявшись понять взбалмошную девушку из будущего.

— Не «кто», а «куда». На камбуз — и в койку! — девушка, торжествуя, вышла из помещения.

— Вообще-то тут я командую, — напомнил Коннор, тем не менее следуя за ней.

— И что? Твои действия будут отличаться от предложенного плана? — поинтересовалась нахалка.

— План утверждаю. Только умолкни, женщина, — попросил ассасин. — Я уже сам себя не слышу.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *