Глава 22

На этом цирк с конями только начался. Хизер училась ходить в туфлях, не найдя места лучше, чем палуба качающегося на волнах корабля. Избалованные кедами ноги и закаленные сапогами пятки упорно отказывались принимать форму проклятой обувки.

— Куда?! — пальцы Коннора в последнюю секунду перед полетом успели ухватить девушку за пояс. — А обязательно плащ надевать?

— Да вроде неплохо смотрится, — Хизер встала поустойчивей и демонстративно отряхнула плащ от невидимой пыли. С зелеными туфлями он действительно смотрелся странновато. А если учесть, что капитан ходил в таком же, пародия получилась особенно злостная.

— Ты что, специально это делаешь? — во взгляде ассасина, кажется, мелькнула обида.

— Ни разу. Я будущий ассасин, я стойко переношу тяготы жизни и учусь новому, — девушка гордо ткнула себя большим пальцем в грудь. — Пусть все видят, насколько мы тверды в своих намерениях!

— Великие духи, хорошо, что Ахиллеса больше с нами нет и он этого не слышит! — Коннор уткнулся лицом в ладони: боже, как же иногда с ней было тяжело, а временами — неловко. — И не видит. Он бы лишил меня страданий.

— Это как? — озадаченно оглянулась Хизер, цепляясь за ванты.

— Пристрелил бы, как лошадь, — поверх кончиков пальцев посмотрел на это безобразие кэп.

— Ну, это же твой план, — Хизер упрямо похиляла вдоль борта, насмешив еще одну группу матросов. При этом большая часть из них смотрела на своего капитана.

— А ну, ша! — прикрикнул Коннор. — Работы мало?!

— Много, — Матросы сразу нашли себе дела, однако смешки не смолкали.

— Позор братства… — Радунхагейду отнял руки от лица. — Это провал.

— Не будь пессимистом, — Хизер отцепилась от борта и уже более-менее сносно прошлась к другому. — Это проще, чем лазать по канатам.

— Что же будет, когда я загоню тебя на стену? — тоскливо протянул ассасин.

— Главное, чтоб я была в сапогах. В туфлях неудобно. Кстати, ты слышал об альпинистских «кошках» и сапогах? — поинтересовалась девушка.

— Это рысь такая? — насторожился Коннор.

— Темные, отсталые века. Потом нарисую, — отмахнулась девица. Еще пара часов хождений и падений на палубу — и можно будет лезть в пыточное платье.

***

Тут-то и вскрылась очередная проблема: а кто будет помогать зашнуровывать корсет?

— Вот же… — Хизер тоскливо созерцала проклятую одежду.

Хорошо, что вчера хоть удалось помыться в ближайшей гостинице, на берегу, номер в которой был предусмотрительно забронирован к началу операции «Выбей из тамплиера все». А вот помощниц в нелегком деле облачения просто не было. Был только Коннор.

— Это уже перебор, — пробормотала девушка, раздирая расческой колтун волос на голове.

Ладно еще панталоны, но Коннор и корсет — это несовместимо. В конце концов, даже просить капитана о подобном было неловко, несмотря на то, что стыдливость Хизер могла легко побороть — этому немало поспособствовала жизнь в общаге.

Однако на корабле оставался еще только Фолкнер, но старпом в роли компаньонки был еще хуже. Пришлось ползти и сознаваться в собственном бессилии.

— Что? — хлопнул ресницами индеец, решив, что над ним вновь издеваются. — А петлю на горле не затянуть? Это я легко.

— Слушай, мне и так непросто тебя об этом просить, — рожица у Хизер действительно была несчастная, — но не Роберта же звать!

— Звать куда? — сразу же высунулся из-за плеча капитана старый моряк.

— Отметить удачную операцию, — сразу же задвинул его обратно Коннор, — как вернемся, — и обратился уже к Хизер: — Десять минут — и я его тебе на ушах затяну. Марш отсюда!

Согласно кивнув, девушка влетела в свою каюту, где быстро влезла в адские кружевные тряпки и, поддерживая простынь, в которую замоталась ниже пояса, буквально зубами, с дурным предчувствием стала ожидать казнь.

Не то чтобы Хизер чего-то там особенно сильно стеснялась, но все же этот тип был уже… не чужим человеком. Это вам не к гинекологу сходить: в лицо не запомнил, а ты слиняла через десять минут общения.

Раздался стук каблуков тяжелых сапог, перед дверью остановились и явно о чем-то задумались. Думали минуты три, и девушка вся подобралась от накатившей паники.

В дверь постучали.

— Вхотити… — пробубнила Хизер через простынь. Дверь скрипнула, и в каюту, стараясь смотреть в пол, бочком вошел видавший многое в своей жизни капитан.

— Ну? — буркнул он, поднял взгляд, и раздалось сдавленное хрюканье, прорвавшееся сквозь стиснутые зубы. Изо всех сил Коннор старался не хохотать: Хизер, вытаращив глаза, держала в зубах простынь, закрывавшую ее, будто саван. Руками девушка отчаянно цеплялась за пытавшийся сбежать корсет. — Давай свою тряпку, — все еще давясь смехом, сказал «не чужой человек» и, сняв шляпу, бросил ее на стол.

— А-а-а! — пронесся громкий стон под верхней палубой. Команда насторожилась.

— Ну?! — свирепый голос капитана был узнаваем всеми.

— Давай! — визг с придыханием.

— Выдохни! — грубый приказ заставил выдохнуть каждого, кто слушал это представление.

— Да-а! — томный стон, переходящий в хрип.

— Ну парнишка… — Фолкнер снял шляпу и приложил ее к груди.

— Гони монету, — протянул руку кок.

— Еще! — требовательный женский крик.

— Да уже уперлось! — отчаянное капитана.

— Что, все? — обиженный голос Хизер добил окружающих.

— Нет, а ты чего хотела? Делов-то на три минуты.

Хохот накрыл корабль, особенно когда всклокоченный Коннор пулей вылетел наверх, вытирая пот со лба.

— Как они так могут? — выдохнул индеец и с непониманием оглянулся на хохочущих в обнимку подчиненных.

— Поверь, они это могут долго, — понимающе похлопал капитана по плечу Фолкнер.

— Что там делать-то? Всего-то упереться и натянуть. — Радунхагейду удивленно посмотрел на осевшего на пол друга, хохочущего так, словно упился до чертиков. Однако выпивкой и не пахло.

— Ну, я готова, — вышла раскрасневшаяся Хизер, напяливая шляпку. — А что за дебош? Я что-то пропустила?

Индеец в ответ удивленно пожал плечами.

После недолгой тренировки на выживание в дурацком платье девушка выглядела более-менее сносно. Правда, смешки ребят несколько раздражали.

— Да что с вами такое? — Хизер раздраженно уперла руки в бока. — Я что, так глупо выгляжу?!

— Вполне душевно смотришься, — Фолкнер слегка поклонился, подав руку.

Хизер внимательно осмотрела предложенное, но, хмыкнув, оперлась о длань моряка, сходя с судна. Коннор, переодевшийся в боевое, легко перемахнул на берег прямо с корабля.

— Значит так, приглашение я достал, — Коннор поспешно проверял снаряжение прямо на ходу.

— Ты кого хочешь достанешь, — благосклонно ответила девушка, входя в роль.

Надо сказать, платье Хизер шло, и иногда она ловила на себе одобрительные взгляды проходивших мужчин. Возможно, оттого, что в двадцать восемь лет женщины в этом веке выглядели уже как в сорок. А у Хизер ни морщин, ни выпавших или почерневших зубов, ни вони изо рта не наблюдалось. Да и руки, пусть уже и в мозолях от канатов, выглядели все равно как у дамы среднего класса. Волосы были свои и, что удивительно, без насекомых. Кремов здесь не знали, косметика была плохой, рожали много и рано — еще бы, красоте это все не способствовало. Что уж говорить об отношении к гигиене. Хоть как-то, но Хизер пыталась себя блюсти в здешних условиях.

— Что? — не понял шутки ассасин. — Лучше слушай внимательно. Держи, — он протянул две тонкие острые шпильки для волос, — это на всякий случай. Роберт, прекрати пялиться на ее грудь — сорвешь весь план, — раздраженно заметил Коннор, и Фолкнер, закашлявшись, живо отвернулся.

Девушка удивленно приподняла бровь, но взяла хитрое украшение, слегка повозилась и пристроила шпильки к довольно простой прическе.

— Вюрст: чернявый, глаза зеленые, морда наглая, скорее всего, подойдет сам, хвастлив. Расчек: седой, одноглазый, хитрый, как лис. Его заинтересовать сложно, им я займусь, скорее всего, сам. — Коннор проверил, легко ли выходит сабля из ножен. — Представишься дочкой торговца, если спросят. Придумай себе имя.

— Скарлетт, — тут же брякнула Хизер. А что, ей всегда нравилась мужественная героиня «Унесенных ветром»: оставаясь женщиной, прошла огонь и воду.

— Да хоть как, — Коннор отмахнулся, слегка взволнованный участием ученицы в задуманном безобразии. — Как хочешь, но этих двоих надо развести в разные стороны. Постарайся не вляпаться — помочь быстро не смогу. Главная задача — найти хранилище или базу, что у них там… И не выступай со своими фокусами! Помни: женщина должна быть скромна и… и…

— И не быть мной, — фыркнула Хизер.

— Да, — сдался Коннор, не найдя верного определения. — Роб, доведешь ее до места. Я пошел. — Ассасин резко подпрыгнул и ухватился за вывеску магазина, за доли минуты влез на крышу и скрылся из вида.

— Ну все. Оторвался, — грустно проводила его взглядом Хизер.

— Не волнуйся, милая. Он знает, что делает, — Фолкнер успокаивающе похлопал спутницу по руке, все еще старательно отводя взгляд.

— Главное, чтобы я знала, что делать, — фыркнула девушка. — Так понимаю, идешь моим отцом?

— Конечно, — кивнул моряк. — В чем-то мы с тобой похожи.

— Это чем же? — ужаснулась Хизер.

— Мы оба от него зависим, — Фолкнер улыбнулся. — Наш капитан — тот еще герой.

— Спайдермен, едрить, — высказалась Хизер, настраиваясь на работу. В дальнейшем нужно было воздержаться от крепких выражений.

Дойдя до нужного здания, удивительным образом не облитые грязью и внезапным ливнем, не вляпавшись в дерьмо, не сломав шею, мужчина и женщина остановились у роскошных дверей. Здоровенный негр в ливрее охранял вход в дом. Сердце забилось чаще, и Хизер поняла, насколько взволнована происходящим.

— Кто? — с акцентом спросил амбал.

— Девонширы, Роналд и Скарлетт, — напустив на себя важный вид, отрапортовал Фолкнер.

— Проходите, — негр распахнул дверь в залитый светом холл. Вертя головой, Хизер осторожно шагнула внутрь.

Они шли по устланному коврами полу, длинному, освещаемому сотней светильников коридору, пока не достигли гостеприимно распахнутых дверей в огромную залу, где уже было немало людей: мирно беседующих, танцующих, едящих и пьющих, смеющихся и заключавших сделки.

— Девонширы! — объявил зычный голос. — Торговая компания «Меркурий»!

— Запомни, — шепнул на ухо Фолкнер. — Это важно.

Хизер послушно кивнула и распахнула веер, наблюдая поверх него за людьми. Подходящие под описание обнаружились далеко не сразу, и вскоре волнение начало утихать, уступив место азарту.

Как и говорил Коннор, проще всего нашелся Вюрст: он сновал между группками людей, тасуя в руках колоду карт. Хизер подмигнула Фолкнеру и, отцепившись от него, прошла к столу, где ее жертва должна была оказаться минут через пять — по расчету девушки.

Обмахиваясь и морща нос от избытка духов и запахов немытых тел, Хизер наблюдала за своей целью, при этом присматриваясь к поведению других дам. Сделав скучающее выражение лица, «Скарлетт» оперлась о длиннющий стол. Вдалеке так же хорошо просматривался Расчек, периодически обменивающийся жестами с Вюрстом.

Сердце девушки забилось сильнее — жертва была совсем рядом. Вот Вюрст бросает на девицу скучающий взгляд…

Хизер посмотрела на мужчину долгим, отрепетированным взором коровы, который отчего-то многие называют томным.

Рыба сразу клюнула на крючок. Оставалось улучить момент и сделать подсечку.

— Что такая интересная девушка делает в одиночестве в столь людном месте? — подкатил хлыщ.

Голос у него оказался вкрадчивым, но каким-то гнусавым. «Вечный гайморит», как называла такие голоса Хизер.

— Жду интересного собеседника, — «Скарлетт» затрепыхала ресницами и схлопнула веер.

Воображаемый поплавок наполовину ушел под воду и закрутился на одном месте. Пора натягивать леску.

— Может, ваши ожидания уже оправдались? — улыбнулся Вюрст.

— Несомненно! — Хизер повторила жест, неоднократно виденный в фильмах: протянув руку, девушка благосклонно приняла мокрый поцелуй в конечность. — Как вижу, вы игрок, — кивнула девица на колоду карт в левой руке мужчины.

— Ваша наблюдательность удивительна, — расплылся в улыбке мерзавец. — Тоже играете?

— Скорее, люблю заглядывать в будущее, — девушка хитро улыбнулась в ответ.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *