Глава 41

Хизер разогнулась, проверив, хорошо ли спрятан за голенищем второй нож, первый же удобно лежал в руке, приятно холодя ладонь пока что не согретой теплом тела сталью. 

Прижимаясь к стене, ассасин кралась в сторону лестницы, ведущей на палубу. Задача, казалось, была проста до предела: выбраться, сигануть за борт и доплыть до «Аквилы», следующей за «Шустрым лисом». Коннор же должен был пустить «Лиса» на дно, подорвав бочонок с порохом, пробив тем самым корпус корабля. А там уже Ли сам в воду сиганет, потому как заделать такую пробоину никому не удастся.

Однако сказать — не сделать, особенно на корабле, где около трехсот человек команды. Пройти незамеченной будет ой как тяжело. 

Вжавшись в стену, Хизер вслушивалась в шаги людей. Выбрав момент, когда все стихло, она осторожно высунулась из-за переборки: прошла смена вахты, усталые люди заваливались спать. С сожалением пришлось снять и бросить ставший любимым плащ: сигать в нем в воду было самоубийством. Выждав еще некоторое время, Рейвен осторожно поднялась по лестнице и выглянула на палубу: да, можно было пробежать и выброситься за борт. Ли о чем-то ожесточенно спорил с первым помощником и мог не заметить этот маневр. Причем плюхаться в воду со всей дури тоже не стоило: тут же заметят, что это ни фига не русалка шмякнулась. 

Улучив момент, Хизер все же решилась и, пулей пролетев палубу, перелезла за борт, уцепилась за него и повисла, держась пальцами за доски. «Кажется, удалось», — мысленно выдохнула она. 

Раздавшийся взрыв оглушил женщину, и она шлепнулась в не очень-то теплое в это время года море. Хотя тот, кто жил в России, считает такую воду приятной и едва ли не горячей. Спихнув с ног широкие, моментально наполнившиеся водой сапоги, Хизер, проклиная все на свете, погребла к «Аквиле». Конкурс «Мокрая рубашка» выигран за отсутствием конкуренток. С радостными криками и хохотом команда заволокла ее на борт, и тут же старпом накинул на псевдорусалку заготовленное одеяло.  

— Спасибо. Ловите капитана… блин, а шляпу-то я посеяла, — осознала Хизер и уставилась на происходящее на «Шустром Лисе». 

Собственно, корабль планомерно шел ко дну, а команда плавала вокруг или боролась за места в шлюпках. Ну, берег не столь далеко, чтобы кидаться на помощь: пока Рейвен гостила на линейном корабле, суда добрались до вполне себе обжитых островов.

— А теперь рыбалка! Поймай Чарльза Ли! — скомандовала Хизер. — Коннор всплывет сам! Не то чтобы он человек нехороший, просто непотопляемый!

Ли в общем-то вполне себе благополучно рассекал морские волны, стараясь скинуть с себя плащ и сапоги, тянущие ко дну. Команда с гоготом последовала приказу, вытаскивая из воды тех, кому было наплевать, кому и на каком корабле служить. Коннор, как и предполагалось, всплыл сам и даже добрался до «Аквилы» в одежде, показав, что он круче вареного яйца. 

— Позер! — фыркнула Хизер, когда индеец демонстративно щелкнул себя по найденной капитанской шляпе, красовавшейся на его голове. 

— От тебя научился, — посмеиваясь, Коннор оглядывал толпу матросни на борту. Ли втянули одним из последних и теперь так же, как и Хизер несколько часов тому назад, держали под руки. — Охладился? — поинтересовался капитан, который раз за день выливая воду из сапог. — И ты мог поверить, что я отпустил эту безумную со своим кораблем? Огорчил. — Китель был сурово отжат и переброшен через борт на просушку.

— Так и знал, что ты рядом должен шляться, — усы Чарльза сердито топорщились, при том что сам он вымок до нитки, — нужно было сразу пустить девке пулю в лоб. 

— Тогда бы ты уже ушел ко дну, — огрызнулась «девка». — Считай, тебе повезло. Верни крест, мерзавец! И не отнекивайся, я видела, что он у тебя. Умей проигрывать. 

Чарльз лишь хмыкнул, задрав нос. Коннор же, не церемонясь, дернул ворот рубахи Ли; с треском отскочила пуговица: на шее, как и ожидалось, на цепочке болталась реликвия.

— Вот и все… — Радунхагейду с радостным трепетом сдернул цепь с шеи своего врага. Крест немедленно отреагировал робким сиянием.

Хизер даже не заметила, как скисла. Этот момент не должен был состояться столь скоро. Казалось, он еще далеко. Но сработает ли артефакт? Исчезнет ли она вместе с Коннором, потому что просто кому-то мерещится? Или же ничего не произойдет? Одно случится точно: она попрощается с мужчиной, которого может назвать другом. И это грустнее всего.

— Что ж… удачи тебе, — сказала Хизер и потянула нож из-за голенища, чтобы перерезать глотку Ли, как только ассасин исчезнет, как и договаривались. Коннор зачарованно смотрел на проклятый Анкх, не замечая ничего вокруг себя. В мыслях он уже был дома. Наконец он очнулся.

— Хизер, эта вещь никому не должна попасть в руки, понимаешь? — карие глаза смотрели вопросительно и серьезно.

— Не дура, — кивнула Рейвен. — Пойдет на дно, как и его хозяин. Прощай, Радунхагейду. Спасибо за все.

— И тебе, — Коннор пару секунд подумал, после чего шагнул вперед и крепко сжал женщину в объятиях, стараясь при этом держать крест от нее подальше. — У тебя все получится. Ты на верном пути. 

— Вот уж спасибо, — от неожиданности Хизер выронила нож, — ну и ты… привет жене передавай, — и неловко похлопала ассасина по плечу. — Да поможет тебе… — она прикусила язык и быстро исправилась: — Ты сам кому угодно поможешь, Коннор, безо всякого там отца. 

— Как и ты. Верь в себя, ассасин. 

Индеец вновь нахлобучил на нее мокрую капитанскую шляпу, шагнул назад и второй рукой взялся за крест. Вспышка света ослепила моряков и саму Хизер, а могавк рухнул на палубу как подкошенный.

— Неожиданный эффект… — Чарльз Ли с удивлением смотрел на валяющееся тело. — А ведь он должен исцелять.

— Слушай, мы еще существуем — радуйся, — проворчала Хизер, приближаясь к лежащему ассасину и щупая пульс. Немедленно в ее руку стальной хваткой вцепились пальцы; распахнулись карие глаза, в которых плескалось безумие. — Убить Ли! — бросила приказ Рейвен. Сзади прогремел выстрел. Могавк тут же вскочил на ноги и шарахнулся к мачте, при этом продолжая смотреть Хизер в глаза. — Ну и кто мы сегодня? — мягко поинтересовалась она.

— Опять ты?! Тебя тут быть не должно! — Коннор заозирался, взгляд остановился на Ли, которому пустили пулю в грудь, а потом метнулся к Хизер в шляпе капитана.

— Это отличный вопрос, кого и где не должно быть, — Рейвен устало вздохнула. — Может, мы это выясним за чашечкой чая?

Коннор как-то сразу успокоился, однако, для начала накинул цепочку с проклятым крестом на шею.

— Только если без ноголистника, — он набычился и вновь уставился на Ли. — За что его?

— Видишь ли, Радунхагейду, это долгая история, — Хизер отдала одеяло старшему помощнику, безмятежно наблюдающему за очередными странностями на судне, — он предал тамплиеров и стал ассасином, чтобы предать и тех и других. А я в этом бардаке пытаюсь выжить.

— Давно пора. Мне эта выдра никогда не нравилась, особенно после того, что рассказала мне… ты, — Коннор устало почесал в затылке. — Ты, часом, за мной не замужем?

— Это мы всегда сможем обсудить, а сейчас марш на камбуз! — Хизер поежилась от налетевшего ветерка и с удивлением смотрела, как могавк покладисто кивнул, скинул сапоги и поспешил на судовую кухню.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *