Глава 36

Иногда казалось, что Коннор двужильный: от штурвала он отходил только для того, чтобы выспаться, или когда Хизер отгоняла его пинками, чтобы принять нехитрую корабельную пищу. Напарница ругала его на чем свет стоит, но все пропускалось мимо ушей. Будто бы именно капитан определял, с какой скоростью «Аквила» передвигается по морю. А вот фиг там был: скорость зависела и от ветра, и от морских течений, и от самого судна. Пару раз Рейвен ехидно предложила могавку спуститься за борт, уцепиться за корму и дотолкать корабль до нужного места, раз мужик настолько крут.

Однако «Аквила» шла быстро, но не настолько, насколько бы хотелось. В итоге команда коротала время между вахтами как могла: песни, пляски и, с легкой руки Хизер, словесные игры по типу «ДНД», столь любимые в двадцать первом веке. Тут и игральные кости нашлись, и энтузиасты. А еще несчастные головы моряков оказались ознакомлены с миром эльфов, орков и гоблинов. А что? Наплевать Хизер было на ход истории и что профессор Толкин еще даже не в проекте. А всему виной была скука.

И вновь Коннор наблюдал за этой неугомонной женщиной из-под пальцев непроходящего фейспалма. 

— Окей, Джош, ты откинул на пять, сила — три, результат — шесть, действие проходит. — Хизер сидела на палубе в позе неполного лотоса, в кругу отдыхающих матросов, а перед ней лежали игральные кубики. — Твой паладин таки забирается сам, в полном доспехе, на коня, хотя убей, не пойму, как это можно сделать без посторонней помощи! Принцесса поражена твоей ловкостью! Весь вопрос в том, как ты будешь выковыривать своего оруженосца из ямы, ежели уже на коня забрался…

Команда дружно заржала, а Джош уныло зачесал в затылке.

— Как-нибудь так…

— Великие духи, дайте мне силы не рехнуться, — пробормотал Радунхагейду, разворачивая корабль носом к неприятно высокой волне. Терпимо: палубу не зальет, но лучше перестраховаться.

— Откидывай результат, и, может, они вам помогут, капитан! — услышал его один из моряков, и команда снова расхохоталась. Могавк криво улыбнулся и вновь уставился на море. Вернется домой — обязательно вытрясет из жены, почему она не вовлекала людей в эту игру. Пожалуй, это куда как лучше, чем скука. 

Бостон был все ближе, как и Черч. Вряд ли Хэйтем обрадуется гибели еще одного товарища, но это лучше, чем его собственная смерть. 

Черч был кем-то вроде министра здравоохранения для тамплиеров: занимался поставкой медикаментов для армии, отвечал за организацию и оказание медицинской помощи. В целом должность была немаловажной, и ему доверяли. Ежели лишить орден его поддержки, то это будет тяжелым ударом. Вашингтон хорошо умел выбирать цель. 

Новый взрыв хохота вернул к реальности.

— Ну вытащили вы его, а что с ним делать будете? — Хизер тихо давилась от смеха. — Картина маслом: вас окружили орки, паладин на коне, оруженосца вы вытащили, теперь бы отмыть! А оружие-то в яме осталось! Команда в лесу, на деревьях, сидит и ждет, когда варги свалят или еще больше проголодаются! Ну?

— А что маг-то ничего не делает? — недовольно проворчал шкипер. — Пусть колданет!

— Беру шишку, поджигаю и швыряю в варга. — Боцман поскреб подбородок. Хизер долго изучала его взглядом.

— Так вот ты кем был на самом деле, Гендальф Серый…

Мотнув головой, Коннор отбросил прядь волос с лица. Уже слышались крики чаек — берег был очень близко.

— Все по местам! Потом доиграете! — крикнул капитан. — Не то шишки полетят настоящие!

Моряки попрятали игральные кости и бросились на свои рабочие места. «Аквила» снова превратилась в единый, слаженный механизм. Лица посуровели, будто не эти люди пару минут назад, словно дети, играли в какую-то забавную игру и представляли себя эльфами, рыцарями, гномами… 

— Ну, с чего начнем? — Хизер неспешно подошла к капитану и приложила руку ко лбу, глядя на далекий берег и спасая глаза от слепящего солнца.

— У Черча свой дом в Бостоне, с него и начнем. Я схожу на разведку, а ты подождешь меня на…

— А иди ты, — резко ответила Рейвен, не дав договорить, и поймала удивленный взгляд ассасина. — Сколько раз уже говорить: я тебе не жена, чтобы приказывать мне где-то оставаться без дела. Это моя жизнь, Коннор, и не тебе решать. Да и если твоя Хизер хоть сколько-то на меня похожа, то не советовала бы и ей такое говорить. Все равно сделает по-своему. Мы живем один лишь раз и слишком недолго. Пока нам некого защищать, пока нет детей, к которым мы привязаны, не мешай жить. Не представляешь, как это дьявольски обидно, быть наседкой. — Хизер мрачно смотрела на шпили церквей Бостона. — Тебе так мало лет, а ты уже обязана сидеть на месте и слушать мужиков. Я потому еще стала тамплиером, что не хотела себе такой судьбы. Я хочу дышать, чувствовать, бояться, чтобы если и сяду когда-нибудь с детенышем, то мне будет что вспомнить, я уже сделаю достаточно, чтобы не жалеть ни секунды о минутах, проведенных в доме за стиркой и готовкой. Даже если цена тому — риск быть убитой. Запомни это, о великий и ужасный Радунхагейду. Я не останусь позади — я буду в первых рядах. И человеку, за которого я соглашусь пойти замуж, нужно будет принять меня такой. И не мешать. Пожалуй, все же мы с той Хизер разные, раз она позволила собой командовать в таком духе.

— Да как раз нет, — тяжело вздохнул Коннор. — Она в первых рядах, и в итоге я теперь боюсь оказаться не столь близко, чтобы отвести от нее чужой удар.

— А попробуй ей тогда доверять, — Хизер усмехнулась. — Вполне возможно, она и не пойдет туда, где точно не сможет его отвести. Инстинкт самосохранения тоже никто не отменял. Ряды разные бывают, Коннор. Либо ей настолько нечего терять. И это уже не комплимент для тебя. Кажется, ты упоминал, что она больше предпочитает работать с ядами? — хитро покосилась Рейвен на сурового, словно пасмурное небо, могавка.

— Да, — кивнул он.

— Потому яд и есть оружие женщины, что против лома нет приема. Отражать после него удар не приходится. Главное, вовремя свалить, а это Рейвены всегда умели. Так что я сваливаю на берег и иду вместе с тобой: кто-то же должен прикрывать тебе спину? — Хизер хлопнула Коннора по плечу. — И тебе стоит пересмотреть некоторые вещи. Жизнь проще станет.

— Обязательно, — буркнул ассасин. — В первую очередь пересмотрю отношение к женщинам. Яда в вас в два раза больше.

Смешок Хизер ничего хорошего не обещал. Пожалуй, стоит особенно тщательно следить за своей кружкой: как бы вновь в ней не оказался ноголистник.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *