Глава 33

Коннор скрипел зубами в бессильной ярости: без Роберта приходилось тяжко. Нет, второй помощник капитана, Роди Валлэдж, шикарно справлялся со своими новыми обязанностями, но это был не старый моряк, понимавший капитана с полуслова. Отсюда и плохое настроение, и никакого удовольствия от плавания. И еще госпожа “ну что, парламентер, как договариваться будешь?” изволила глумиться всю дорогу, словно с цепи сорвалась. Судя по всему, она дергалась из-за предстоящего визита к мятежникам и, капая на мозг ассасина, спускала пар. Однако ему от этого не легче.

Отец занимал всего лишь второе место по изматыванию нервов. Здесь у них своя история, и влезать в нее не хотелось. Спасибо, теперь Коннор в курсе, что такое быть сыном магистра тамплиеров. Пожалуй, ему хватило и того, что было “дома”. А здесь все перевернуто с ног на голову, и влезать в разборки могавк не собирался категорически. Однако разговор из головы не шел. Снова проклятое “а если бы”: а если бы тогда Коннор не убил отца и они нашли общий язык, то, может… Нет. Уже ничего не вернуть. 

Коннор упрямо мотнул головой, отгоняя мысли. Не могло быть другого исхода. Проклятый Вашингтон! Если б он не приказал снести деревню с лица земли, то, может, Хэйтем все же перешел бы на другую сторону! Спрашивал же он про мать…

– Почему хмурый, парламентер? – голос Хизер заставил вздрогнуть и выдернул из раздумий. 

– Женщина, ты же прекрасно знаешь, что я не… – Коннор не договорил, получив тычок локтем в бок. 

– Знаю, потому тебя и достаю. А то больно серьезный, аж зубы сводит. – Рейвен огляделась, раздраженно махнула рукой и села прямо на палубу, глядя на капитана снизу вверх. – Что за Нассау? Название какое-то нехорошее, на различные мысли наводящее.

– Раньше это был пиратский порт, по крайней мере, у меня, там… – Коннор мотнул головой, имея в виду свой мир. – Там же обосновались ассасины. Здесь это укрытие мятежников, судя по координатам, которые дал генерал. Мой дед когда-то приложил к этому руку.

– Замечательно. То есть лезем мы в полную неизвестность, как обычно, – Хизер подперла щеку кулаком и пригорюнилась, – у магистра еще и папаша – ассасин. А я тупо скучаю по “Макдоналдсу”…

– Это что, шотландец? – удивленно приподнял брови Радунхагейду. С этими-то она как связалась? Не дай бог, еще заявит, что килт носит в полнолуние и просыпается, не помня, что играла на волынке.

– Нет. Типа бара, что ли, – попыталась объяснить Рейвен. – Жратва паршивая, но по запаху и вкусу иногда скучаешь так, что хочется на стенку влезть.

Коннор припомнил яблочный пирог производства жены и чуть не поперхнулся слюной, моментально скопившейся во рту. Не то чтобы пироги чем-то сильно отличались от любых других, но все же в них было нечто особенное: то ли корица, то ли…

– По жене соскучился? – усмехнулась Хизер. – Завидую. Хорошо, когда есть по кому тосковать: напоминает о смысле жизни.

– Неужели у тебя нет никого, кто бы ждал? – Радунхагейду резко повернул штурвал, заметив вдалеке корабль: лучше идти поближе к берегу, а то мало ли что. Главное, чтобы еще и в бой не ввязаться: не до того сейчас.

– Больше нет, Коннор, разве только твой папаша, – фыркнула ассасин, однако в ее голосе слышалось чуть ли не отчаяние, которое она пыталась скрыть бравадой. 

Капитан прикусил язык, поняв, что ляпнул. С головой в последнее время он явно не ладил, что уж тут про такт говорить. Действительно, она же теперь заложница этой реальности.

– Думаю, все же кто-то найдется. Не сейчас, так потом, – было странно разговаривать с ней на подобные темы: вроде как и с женой говоришь, но чем дальше, тем больше понимаешь, насколько они разные. 

– Посмотрим, но, если после твоего счастливого возвращения тут останется сынок старины Хэйти, не обессудь, я в очереди! – хмыкнула Рейвен. – Так что постарайся не шибко портить тушку.

– Ну спасибо! – восхищению индейца не было предела.

– Капитан, мы рядом, – новый старпом поспешил выполнить свои обязанности, – пора поднять флаг.

– Так поднимай! – дал добро Коннор и не без раздражения проследил за убегающим парнем. 

То, о чем едва не забыл предупредить Патнэм: уже когда были готовы отплыть, Добби принесла тряпку, от которой зависела их жизнь.

Черный флаг с символом братства затрепетал на мачте, оповещая мятежников о подошедшей подмоге.

– Думаешь, Вашингтон имел дела с ассасинами? – Хизер смотрела на знак, задрав голову.

– Даже не сомневаюсь, – Коннор тяжело вздохнул, – еще ни один мятеж не обошелся без братства. 

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.