Глава 30

Найти Дебору в Нью-Йорке было достаточно просто: она все время ошивалась у доков, около въезда в город. Шустрая фигурка сновала между домами, занимаясь то благотворительностью, то преступностью — в зависимости от нужд населения; что-то вынюхивала и доносила вести мятежникам. 

Коннор полез на старый дуб, чтобы замаскироваться в ветвях; Хизер проводила индейца мрачным взглядом.

— М-да, ты воистину недалек от предков, — буркнула она, за что сверху метко прилетел желудь и звонко щелкнул по макушке. Удивленно проводив взглядом исчезающую в листве мужскую задницу, ассасин сообразила, что Коннор прекрасно знает, что она сказала. Еще бы! Похоже, жена не раз сравнивала его с крупной обезьяной.

Подхватив свою недобрую ношу, Хизер мрачно потопала к конюшне, где Добби сейчас изволила общаться с каким-то щуплым пареньком.

— Какими судьбами? — удивленно поинтересовалась агент мятежников, но, переведя взгляд на китель, уже сочащийся кровью Томаса, охнула: — Ты что, так и шатаешься с ним по городу? Ты что, не в себе?!

— Да как раз в себе, чего не скажешь о клиенте, — пожала плечами Хизер, бросая под ноги часть Хики. 

— Забирай эту дрянь и быстро за мной! — прошипела Дебора, словно разъяренная кошка. Хизер нарочито долго поднимала свой груз, с удовольствием доводя мятежницу до белого каления, после чего не спеша, вразвалочку, потопала за ней. — Да поторопись же! — Картер забежала за дом и зачем-то заглянула в колодец. 

— Что, чтобы наверняка — топить будем? — ехидно спросила Рейвен и подняла повыше свой сверток.

— Полезай. Его можешь бросить тут. Следом пойдет охрана — захватит. 

Дебора перекинула ногу через каменную кладку и бодро полезла вниз. Судя по всему, к стене колодца была прибита лестница. Пожав плечами и бросив голову Хики невидимой охране, пожелав Коннору удачи, Хизер начала спуск следом за Картер. Спрыгнув с последней перекладины, она осмотрелась, благо Добби уже успела слезть и зажечь фонарь, а теперь ждала, когда же спутница соизволит добраться до дна колодца. 

На дне было сухо и даже не очень воняло. Паутина портила все дело, и Хизер втянула голову в плечи, выискивая восьмилапых врагов, свисающих с потолка.

— В чем дело? Темноты боишься? — осклабилась Добби, уходя вперед.

— Стоматологов, — хмыкнула ассасин, догоняя проводницу, — никогда не знаешь, сколько их прячется в темноте. 

— Ты или сумасшедшая, или странная. — Мятежница шла вперед, стук ее каблуков гулко разносился по туннелю.

— Скорее, все вместе. Что это за подземелье? — Хизер постаралась запомнить, в какую сторону нужно сворачивать на развилке: ответвлений было много, пути расходились каждые метров десять.

— Это система катакомб была разработана еще массонами, — охотно пояснила Дебора, — на случай побега из города. А теперь это сокровище используется нами. Здесь расположен наш временный штаб. Я отведу тебя к одному из лидеров сопротивления, пусть он решает, что с тобой делать.

— Замечательно. Главное, чтобы Хики не был его родственником, — проворчала Рейвен, — мне моя голова еще понадобится. 

Вскоре Хизер прекратила отслеживать повороты и развилки, сбившись со счета. Ежели Коннор и пошел за ней, то рисковал заблудиться. Наконец впереди послышались голоса, забрезжил неяркий свет. В тупике, где была снесена часть стены, обосновался штаб: пара бочек, стол, карты, два подвешенных на стены фонаря, нары. Во всем этом богатстве царил русоволосый, давно немытый и небритый мужчина, похожий на бульдога. Он смолил зажатой в зубах вонючей сигарой, а генеральский костюм, в который был одет мятежник, был порван в нескольких местах, покрыт паутиной и пылью.

— Добби, кого ты, черт подери, притащила?! — хрипло рявкнул он, не отрываясь от созерцания бумаг на столе, и закашлялся, став еще более похожим на собаку.

— Она убила Хики, — объяснила Добби, подойдя к столу, и бросила взгляд на разложенные карты. — Ребята идут следом, скоро притащат тебе его голову.

— Вот как? — сиплый смех вновь прервался кашлем. — Проклятая яма! Ну что ж, поздравляю, леди, вы теперь по уши в дерьме, как и мы! Генерал разбитой армии Патнэм к вашим услугам, мэм! Чем вам не угодил старина Томас? — спросил мужчина и резко развернулся к Хизер. 

— Я не люблю ирландцев, — фыркнула она, — и тамплиеров.

— В этом мы сойдемся, — хмыкнул генерал, сбил пепел с сигары и засмолил еще яростней. — Что вы от меня хотите?

— Думала присоединиться к мятежу. Мне ничего другого не остается: дома нет, цели нет, — вздохнула Хизер, присела на край бочки и легкомысленно поболтала ногой в воздухе.

— У нас тоже нет ничего, кроме цели, да и ее скоро не останется: флот слаб, солдаты необучены, оружия нет. Нас порвут на части. Хики всего лишь пешка в руках магистра, дорогая моя, он не имел никакой ценности, — сказал Патнэм и с рычанием размял спину. — Чем вы то нам поможете?

— У меня есть корабль, — Хизер хитро прищурилась.

— Это неплохо. Надеюсь, не рыбацкая лодка?! — ее предложение рассмешило опального генерала.

— А еще у меня есть Вендиго. 

Чем руководствовалась Хизер в данный момент — одному богу известно, но Патнэм выронил сигару из пальцев, и она потухла, упав на сырую землю под ногами. Добби охнула и оперлась о стену.

— Шутишь?! — рявкнул мятежник.

— Никак нет, генерал. Он на нашей стороне, — Рейвен усмехнулась. — Я крепко держу его за яйца. 

— Девочка, ежели у тебя такие таланты, то я ему не завидую. Или нет, начинаю завидовать, если мы говорим об одном и том же человеке. Или дьяволе, собаки его раздери! — Патнэм присел на бочку напротив. 

— О нем. Он даже обувь снимает перед входом в дом, сэр, — хитро улыбалась Хизер. — Кажется, они с папочкой не сошлись во мнениях по поводу одного момента из Блаженного Августина.* Не хотите себе такого союзника?

— Черт возьми, приведи его сначала, чтобы я поверил, что это не еще одна дьявольская хитрость! — Патнэм вытер рукавом выступивший на широком лбу пот. — Хотя все может быть, ведь перешел же Ли на нашу сторону!

— Я сам пришел, — из-за стены вышел Коннор и мрачной тенью застыл в проходе. — Согласитесь, спокойно мог вас перебить в любую минуту, — сухо щелкнул скрытый клинок, — как и она, — ассасин кивнул на Хизер. 

Смертельно побледнев, генерал долго изучал могавка взглядом.

— Этот мир спятил. Ты же давил нас десятками, парень! — Патнэм не мог поверить своим глазам.

— Ошибочка вышла. Извини, — Коннор широко улыбнулся.

Примечание:

*Одно место из Блаженного Августина, по поводу которого мы не сошлись во мнениях… («Три мушкетера» А. Дюма). Д’Артаньян так объяснил причину дуэли с Арамисом.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *