Глава 24

Хизер брела вслед за Коннором по улицам Нью-Йорка. «Разделимся, — сказал Хэйтем, — так будет больше шансов на успех». Идея, конечно, была неплоха: выйти на мятежников, разузнать, где они, и, с точки зрения Хэйтема, вернуть артефакты, перебить верхушку. А по мнению Радунхагейду, для начала будет достаточно узнать, где проклятый крест, и попытаться до него добраться. Легко сказать, да сложно сделать. Как Коннор собирался воплощать план в жизнь, Хизер не имела ни малейшего понятия.

— Эй, может, все же посвятишь меня в свои гениальные планы? — Женщине пришлось ускорить шаг, чтобы догнать могавка. Обежав кучу навоза и увернувшись от чьей-то лошади, она поравнялась со спутником.

— Может, — Коннор крутил головой, явно кого-то высматривая, — но не здесь. Надо найти место поукромнее. 

— Например, таверну? Я есть хочу, — буркнула ассасин, прислушиваясь к урчащему желудку, — а за галеты уже убивать готова.

— Лучше за идею, — Коннор улыбнулся. — Если тут все похоже на мое время, то за углом должна быть таверна. 

Таверна действительно оказалась в ожидаемом месте, причем с гостиницей, столиками и веселыми, шумными посетителями — все как положено. Даже был свой пьяница, вылетающий на улицу. Прокатившись кубарем перед новыми посетителями, он пьяно взревел и выблевал завтрак — обычное утро в большом городе.

— Жаркое с телятиной, бифштекс с кровью, чай, запеченное яблоко, — Коннор сделал заказ, не спрашивая Хизер, что же ей нужно.

— Откуда? — она удивленно проследила за его действиями.

— А еще ты сядешь за столик у окна, но так, чтобы могла видеть дверь, — улыбка так и не исчезла с лица могавка. — Я же говорил тебе, что мы уже несколько лет… 

— Не на мне — на той Хизер, — отрезала ассасин, перебив индейца. — Я понимаю, что это странно, но и для меня тоже. Мне даже жутко, черт тебя побери! — она осмотрелась, но, не найдя другого привлекательного места, все же села туда, куда указал Коннор. — Не я с тобой познакомилась, я тебя знаю-то не так давно. Но ты будто знаешь обо мне вообще все! Это невероятно! — Рейвен схватилась за голову, облокотившись о поверхность стола. — Фантастика.

— Понимаю, — ассасин занял место напротив, сложив руки на столе, — мне тоже нелегко. Я даже не знаю, смогу ли я вернуться в свое время. А ты — это она, просто в мире, где что-то пошло не так, ты будто просто меня забыла. Видимо, я пытаюсь напомнить то, что на самом деле с тобой не происходило. Виноват. 

— Эти разговоры с ума сводят. — Хизер сдула упавшую на глаза прядь волос. — Знаешь, я очень постараюсь сделать так, чтобы ты вернулся к своей жене. Я даже ей в чем-то завидую. Интересно, когда ты сможешь вернуться, я просто исчезну? Или здесь появится настоящий сын Хэйтема? Кошмар, что я несу… — женщина рассмеялась.

— Узнать это невозможно, но я не верю, что какая-то ловушка сознания, созданная артефактом, может породить столь живые галлюцинации. Да мне в кошмаре бы не приснился Ли, перешедший к ассасинам. Да что там, я принял присягу тамплиера! — Коннор усмехнулся. — Такого не может быть, однако случилось. Спасибо, что понимаешь.

— Я же была тамплиером, мне положено понимать — это суть нашего учения, то есть их учения. Забавно, как только я с тобой связалась, понимание ситуации улетучилось в непонятном направлении, — заказ принесли, и Хизер вцепилась в ложку, как утопающий в спасательный круг, — зато чуть что — а все дозволено! Как удобно, чтоб вам всем… Так каков план?

Коннор повертел вилку в руках. Даже такой простой прибор выглядел в его пальцах особо опасным оружием. «Ножа не бойся, бойся вилки: удар один — четыре дырки», — всплыла в мыслях Хизер бородатая шутка ее времени.

— Люди. В моем времени у нашего братства было не так мало рекрутов в Нью-Йорке. Я знаю их всех в лицо и могу попытаться пойти на контакт, — Коннор принялся за завтрак, — так что есть шансы на успех.

— В таком случае должна кое о чем тебя предупредить. Возможно, ты не очень хорошо знаешь о роли в ордене того Коннора, что был до тебя, — запоздало спохватилась Хизер. — Вообще-то твоя идея может не сработать. — Радунхагейду удивленно посмотрел на Хизер. — Тебя… его… его звали Вендиго. И особенно сильно мятежники не любили его за то, что именно он довел их до того положения, в котором они сейчас оказались. На его руках столько крови, что по сравнению с ним чума — праздник на улице, — Хизер тяжело вздохнула, видя, как изменился в лице Коннор, — так что план придется скорректировать. Меня не знает никто, поэтому на контакт пойду именно я. 

Смятая в комок вилка с жалобным звоном укатилась под стол. 

 * Вендиго — в мифологии индейцев чудовище, людоед, воплощение людских пороков. Короче, очень страшный и плохой чувак.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *