Глава 17

Жара стала приносить Хизер больше неприятностей, чем морское путешествие с сотней мужиков на борту. Она изнывала от духоты в своем плаще, из которого не рисковала вылезать как раз из-за изголодавшегося по общению с женщинами мужского общества. На «Аквиле» лучше было потерять любую женственность, нежели ей пользоваться. Остров оказался избавлением от страданий.

— Я же сказал, никуда ты не пойдешь! — Коннор едва ли не за шиворот поймал женщину, ринувшуюся в спущенную шлюпку.

— Сам оставайся с этими озабоченными! — вырвалось у Хизер, и она испуганно втянула голову в плечи.

— Так, а вот об этом я не подумал, — пробормотал Радунхагейду, потерянно глядя за борт. — Как-то раньше проблем не возникало…

— Да ну?! — брыкнулась женщина.

— Живо в шлюпку! — скомандовал он, закидывая рюкзак. — Отец, мы уходим вместе.

— Это еще с чего? — прищурился Хэйтем, не ожидавший такого поворота событий и потому недовольный. Кажется, у него были свои планы на этот вечер. 

— На острове нужно будет пройти ловушки, а их знаю лишь я! — Хизер радостно помахала рукой тамплиеру. — Чао! — врать получалось легко и непринужденно, особенно когда приперло.

— Если с ее головы упадет хоть один волос… — палец Хэйтема угрожающе ткнул в сторону Коннора. Кольцо тамплиера сверкнуло на солнце, на мгновение ослепив блеском Хизер.

— Ты сделаешь мне что-нибудь неприятное, угадал? — ассасин серьезно смотрел в глаза отца, нисколько при этом не выражая страха перед возможной суровой карой.

— Да, пожалуй. — Тамплиер сердито следил, как готовятся к отплытию заговорщики. Когда лодка уже слегка отдалилась от «Аквилы» и ее пассажиры не могли увидеть выражения лица магистра, он улыбнулся. — Какой умный мальчик у меня вырос. Интересно, до чего же еще он успел догадаться?

Фолкнер, стоящий неподалеку, содрогнулся от вида улыбающегося магистра — с таким же выражением лица Хэйтем собственноручно выпустил кишки Ревиру. 

Великовозрастный мальчик греб, мрачно глядя на довольную тамплиерку. Она же радостно разглядывала скалы, на которые ему придется сейчас лезть.

— Что делать будешь? — поинтересовался Коннор. — Со мной нельзя — не пройдешь.

— Найду чем заняться. Хоть рыбалкой, — безмятежно ответила женщина. На минуту ассасин отложил весла. 

— Почему с ним ты боишься оставаться, а со мной — нет? Ты знаешь меня от силы пару недель, — поинтересовался индеец. Взгляд Хизер остекленел, кажется, она сама не задумывалась об этом. 

— Наверное, это глупо, но я тебе доверяю, — наконец ответила тамплиер. Радунхагейду коротко кивнул и вновь взялся за весла. Ответ его вполне устроил. — Ты говоришь, что давно знаешь меня. Какая я там, в твоем мире? Можешь не отвечать, если не хочешь. — Хизер смотрела на быстро приближающийся берег. Скалы нависали над головой, но там, в монолитной стене, виднелся ход. Опять пещеры…

— Смелая, веселая, упрямая. Очень ранимая, но старательно это скрываешь за показным равнодушием и злостью. Иногда слишком громкая. Очень любишь море… — Коннор сам не заметил, как улыбнулся. 

Хизер обернулась и смерила могавка долгим тяжелым взглядом, после чего отвернулась. Лодка ткнулась носом в камни и закачалась на волнах.

— Приплыли. — Ассасин выпрыгнул из шлюпки и протащил ее чуть дальше, закрепил у берега, после чего помог спутнице выйти на камни. 

— Вперед! — скомандовала она и первой вошла в тоннель, оказавшийся не столь длинным, зато резко поднимающимся вверх. Сразу за ним обнаружилась пещера, выход из которой оказался прямо над головами. Солнце издевательски светило сквозь густую зелень, которая свешивалась вниз, лианы ползли по потрескавшимся стенам.  

— Придется лезть. Сможешь? — Коннор скосил взгляд на Хизер.

— Я все-таки не бесполезный балласт! — рыкнула она, осматривая стены, после чего натянула перчатки и взялась за лиану потолще, проверила ее на прочность, подергав и повисев на ней, после чего довольно ловко подпрыгнула, уперлась ногами в стену и полезла вверх.

«Только не смотреть вниз, только не смотреть! Я птица большая, я птица сильная, но до чего же…» — додумывала Хизер эту мысль уже на полпути к цели.

— Я никогда тебя так не называл.

Коннор легко обогнал ее и помог выбраться на поверхность. Побыстрее отойдя от края провала, Хизер, отряхиваясь, осмотрела окружающий пейзаж. Это были густые, сочно-зеленые джунгли, с гнусом, птицами, цветами — все как положено. Вдалеке томно порыкивал, судя по всему, ягуар.

— Отлично. Пирамида. Что дальше? — Хизер уставилась на старинное строение вдалеке. Даже отсюда было видно, насколько оно древнее, зеленое ото мха и покрывающей его растительности. — Ты, я так понимаю, полезешь именно туда, внутрь? — Коннор медленно кивнул и перевел на нее взгляд, явно ожидая продолжения мысли. — Топай тогда, я буду где-нибудь здесь, чтобы тебя не задерживать. И… будь осторожнее, — неожиданно для себя попросила тамплиерка.

— Буду, — пообещал индеец. — Надеюсь, ты хоть пистолеты взяла? 

— А то! — Хизер показала на рюкзак со снаряжением — носить оружие на поясе было весьма неудобно. — Ими же можно бить по голове!

Вдали снова послышался рев здоровенной кошки, радующейся марту.

— Ему? — скептически поинтересовался Коннор. — Тогда он точно помрет. От удивления. Так его еще не ловили.

— Ой, да иди ты, шутник сыскался, — ворчливо пихнула его в плечо гроза ягуаров. — В конце концов, он не страшнее твоего отца. 

— У них есть одно различие, — Коннор отмахнулся от пролетевшего мимо москита, — Хэйтем паршиво лазает по деревьям.

— У обоих есть яйца. По ним тоже можно бить и стрелять, — жесткий ответ был несколько неожиданным. 

Посочувствовав и отцу, и зверюге в отдалении, ассасин поспешил к пирамиде. Пожалуй, вернуться стоит до ночи, а не то действительно на ужин будет омлет. Только вопрос, из кого.

*Примечание *

Собралась стая гусей на зимовку, на юг. К ним ворона:

— Ребята, я с вами.

— Ворона, ты что? Мы птицы перелетные, привычные. А ты ведь не долетишь — далеко же!

— Не! Я птица большая, я птица сильная, я долечу.

Первый перелет — тренировочный, один день. Гуси прилетают на место, ворона за ними приземляется — уставшая, язык на плечо.

— Ворона, оставайся! Ты уже надрываешься!

— Не! Я птица большая, я птица сильная, я долечу.

Второй перелет — до моря, три дня. Гуси долетают нормально, ворона приземляется через шесть часов полумертвая.

— Ворона, ну, куда ты полетишь? Оставайся, пока жива, следующий перелет над морем, потонешь ведь…

— Я птица большая, я птица сильная, я долечу…

Третий перелет над морем — семь дней. В первый же день ворона безнадежно отстает. В срок гуси приземляются за морем. Вороны, понятное дело, нет. Подождали ее пару дней, помянули бедняжку добрым словом, только собрались лететь на место, видят: над горизонтом точка. Ворона. Летит буквой «зю», вслепую, не разбирая ни дороги, ни направления, почти касаясь воды. Долетает до песочка и падает пластом. Гуси подбегают к ней и радуются:

— Ворона! Ты молодец! Ты большая! Ты сильная! Ты крутая! Ты долетела!

Ворона поднимает голову:

— Да, я долетела… Да, я большая… Да, я сильная… Но на голову долбанутая…

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *