Дракон, скрытый в листве. Глава 8

 Жилет забрали в ремонт — мастер обещал выполнить работу в кратчайшие сроки. Переодевшись и приняв душ, Тамико поспешила в кафе, куда ее позвал Наруто. Собственно, там царил полный дебош: все знакомые шиноби отдыхали после тяжелых миссий. Редко когда все старые друзья могут собраться и просто отдохнуть.

      Среди этого всеобщего веселья, где даже Орочимару нашлось место, Тамико чувствовала себя совершенно посторонней, особенно после того, как ее громко поздравили с пройденным испытанием. Даже Саске поднял чарку за ее небольшое достижение, хоть и продолжал буравить своим жутким взглядом.

— Да, и мы нашли тебе напарников на первое задание! — Наруто огрел ее по плечу забинтованной рукой, не рассчитав силы, да так, что Тамико пискнула. — Думаю, Хатаке и Орочимару будут не против, чтобы развеяться и составить тебе компанию!

      Шиноби кисло улыбнулась, изобразив восторг. То есть, все же ее оставили под наблюдением Шарингана и подложили змею. Значит, чертов саннин частично добился своего. И простите, что может быть за миссия у них троих?! Устроить конец света? Да запросто!

— Проводить Орочимару до дома, — тихо послышалось около уха, и Тамико дернулась, не ожидая, что кто-то может ответить на ее немой крик души. — У тебя все на лице написано. Наруто хочет удостовериться, что он вернулся к себе в нору.

— Тогда понятно. Хотя благоразумно ли мне доверять настолько, чтобы отпустить на задание с вами? Как можно быть уверенными в том, что я с деревней Звука не заодно? — тихо спросила Кинагуро, и тут Какаши, судя по прищуру, едва сдержал смех, но в улыбке точно расплылся.

— А ты бы видела свое лицо, когда он про генетику говорил. Я думал, тебя вырвет.

— Проницательно. Но если что, вряд ли мы сможем справиться с одним из великих саннинов, — заметила Тамико.

— Мы сейчас в дружеских отношениях. Он просто будет всю дорогу ныть, как ему нужен твой геном. — Какаши все еще улыбался.

— То есть вы меня используете, как приманку для гадюки. — Тамико вновь скривило. — Что же, справедливо.

— За успех миссии? — Какаши поднял чарку с саке. Казалось, он издевался.

— За успех! Друг мой, враг мой, я хочу с тобой соревноваться! — пронесся громовой рык по кафешке. — Зеленый Зверь Конохи кидает тебе вызов! Кто больше, Какаши?!

— Гай. — тут же скис Хатаке. — Опять. Ладно… Посмотрим, кто кого. — Шиноби направился к другу, сидящему в инвалидном кресле. Надо ли говорить, что их соперничество подбодрил дружный рев толпы.

      Тамико как никогда хотелось провалиться под землю. Но пришлось наблюдать, как народ делает ставки: кто раньше из этих двоих рухнет под стол.

      Какаши исправно телепортировал в себя выпивку через маску, Гай был готов жрать из горла.

      Не желая оставаться свидетелем этого бедлама, Тамико тихо выскользнула за дверь на уже темную, затихшую улицу, побрела вдоль домов, сунув руки в карманы. Вспомнилась давняя вредная привычка… Заскочив в магазинчик, девушка вышла, с жадностью прикурила сигарету. Чувствительнейший язык обожгло, в небо ударил терпкий привкус.

      Когда-то она начала курить, возненавидев свои способности. Ей в тот миг были омерзительны все запахи и ощущения, их хотелось заглушить, убить каждый рецептор. Пусть из-за этого она теряла большую часть способностей! Все равно, через пару месяцев после того, как она бросила курево, все восстановилось.

      У ящериц чертовски хорошая регенерация.

      И сейчас, будто получив невидимой кувалдой по рецепторам, она радовалась. На время способности отключились, давая отдохнуть мозгу.

      Иногда это было чертовски необходимо.

— И зачем ты это делаешь? — Мужчина с бородкой, который был, судя по всему, советником Наруто, смотрел на нее, слегка наклонив голову.

— Тебе-то какая разница. Почему ты тут, а не на празднике? — Тамико раздосадованно сморщила нос. Даже сейчас обломили с желанным одиночеством.

— Потому что устал от суеты. И мне лениво изображать, насколько я счастлив там присутствовать и всех перекрикивать. Лучше потом с друзьями посижу, когда будет тише. Нара Шикамару, — парень протянул руку, которую Тамико пожала уже улыбаясь.

— Тамико Кинагуро, хотя ты с самого начала все знаешь.

— Так зачем ты куришь? С твоими… возможностями это крайне вредно. — Они пошли вместе вдоль улицы. — Поделись, что ли…

      Удивленная, что Нара тоже курит, Тамико протянула ему пачку. Парень прикурил от массивной зажигалки и с наслаждением затянулся дымом, хотя потом сразу закашлялся.

— Иногда хочется вспомнить одного близкого человека, он как раз курил, — со смешком пояснил Шикамару.

— Ну, а я хочу забыть. Не чуять ничего похожего, — Тамико посмотрела в небо, на котором уже появились звезды. — На некоторое время помогает.

— Понимаю. Но ты это… Не слишком втягивайся. У тебя скоро миссия, а там может случиться все, что угодно. Ты идешь с редкостным мерзавцем, так что…

— Ты же про Орочимару, я надеюсь? Потому что сейчас кое-кто упьется до состояния трупа, а нам отправляться уже завтра, — уточнила шиноби, чем насмешила собеседника.

— Не стоит недооценивать Какаши-сенсея… Удачи! Спасибо за компанию! — Шикамару поднял руку, прощаясь, и ускорил шаг. Судя по женской фигуре в конце улицы, его уже ждали.

— Сенсея? — удивленно переспросила Тамико уже отсутствующего человека, и тут до нее дошло.

      Какаши, судя по всему, учил многих ребят, которым сейчас лет двадцать. Ему самому-то около тридцати пяти лет.

      Тамико подожгла следующую сигарету. Черт возьми, ей самой только недавно стукнуло тридцать. Если бы не задание, с которым она прибыла в Коноху, то сейчас бы она учила младших братьев и сестер премудростям шиноби. И вдруг она поняла, что рада находиться в Конохе. Всего пара дней, а уже столько всего произошло. И откуда-то странное ощущение… свободы? Или просто из-за того, что все здесь улыбаются, заняты чем-то помимо выживания, берегут друг друга и ценят своих друзей? А может, потому что тут не все приходятся друг другу родственниками?

      Загадка. Тамико задумчиво шла туда, куда ноги приведут. Все нужно было обдумать и как следует разобраться в себе самой. И выспаться перед миссией.

      Забравшись на ветку большого дерева, она курила и смотрела на реку, на огромную луну, думая обо всем, что случилось. Так в конце концов и заснула, когда дотлела сигарета. Кинагуро всегда плохо спалось под крышей, в пустом доме.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *