Дракон, скрытый в листве. Глава 22

 Чашку она держала с трудом. Проклятый плед норовил сползти со спины, и она начинала мерзнуть еще больше.

— Хвост. У меня был хвост. — Зубы выбивали дробь по стеклу.

— И симпатичный. — С серьезным лицом кивал Какаши, следя, чтобы никто в обморок больше не падал.

— Подумаешь, у меня их девять, — пробурчал Наруто, сидящий в позе лотоса на кухонном диванчике и скрестивший руки на груди. — Эка невидаль.

— Зато мы видели живую легенду. Несколько не так, как представлялось, конечно… — Какаши хмыкнул и почесал нос, скрытый под маской.

— Я чуть было не покалечила кучу народа, — буркнула в чашку Кинагуро. — К демонам такую легенду.

— Зато твоя татуировка явно стала больше. И… законченной. — Сакура, до этого молчавшая, поддела пальцами воротник водолазки Тамико и внимательно осмотрела рельефный рисунок. — Фантастика. Надо провести анализ.

— Лучше помоги вылечить тех, кто в этом действительно нуждается, — тихо попросила шиноби, отдергиваясь от медика. — С тобой у них больше шансов.

— А мы будем ждать гостей. — Наруто слез с кровати. — Надо подготовить пару сюрпризов. Какаши сен… Тьфу ты. Какаши семпай, она под вашей защитой. Пойдем, Сакура. — Наруто поманил Харуно за собой, и та, подмигнув мрачной Кинагуро, поспешила следом.

— Да это его от меня защищать надо.

      Наруто только отмахнулся, закрывая за собой дверь.

— Не переживай. Я до сих пор не понимаю, как Коноха цела при том, что в ней выросли Наруто и Саске. Кстати, пару раз ее почти разрушили. — Какаши, наверное, таким образом попытался ее приободрить. Ага, щазз.

— Видимо, теперь моя очередь. Дальше-то что? — Тамико отставила чашку в сторону.

— В смысле? — удивился шиноби. — Что ты имеешь в виду?

— В смысле, что будет дальше? У вас неконтролируемый мутант посреди деревни, урод, который попытается вломиться в деревню и добить остатки моего клана, и… погоди-ка. А зачем ему все-таки нужно уничтожать весь мой клан? — неожиданно задумалась Тамико.

— Наверное, чтобы не было конкурентов в поисках драконьей жемчужины, — предположил Хатаке.

— А тогда почему он отпустил часть людей живыми? — Тамико нахмурилась еще больше. — Не думает ли он, что мы знаем, где жемчужина, и не бросимся ли ее доставать, чтоб клан мог выжить? Это же…

— Это может быть хитрость. — Кивнул Шаринган, соглашаясь с ходом мыслей. — Да вот только нет жемчужины.

— Какаши… А почему только я? — Тамико уставилась на мужчину. — Почему только я за все это чертово время проявила себя как прямой потомок, при том что я не то что не прямой, я самый кривой!

— Не наговаривай на себя.

— Да не цепляйся ты к словам! — Подпрыгнула женщина и сразу захлопала себя по карманам. — Где письмо?!

      Она судорожно вытащила потрепанную бумагу и жестом подозвала шиноби к себе, предлагая и ему прочитать послание.

— Дядя непременно хотел передать это мне. Это должно быть очень важно…

      Нависнув над Кинагуро, Хатаке тоже вчитался в строки, Тамико даже чувствовала его дыхание, шевелившее на затылке ее волосы. На секунду зажмурившись, она заставила мысли вернуться в прежнее русло. Не до глупостей сейчас.

      «Дорогая моя Тамико… Твой старый дядя, который растил тебя, должен наконец-то признать некоторые ошибки прошлого и исправить настоящие. Пожилые люди всегда хотят уйти с легким сердцем, не оставляя вопросы без ответов. Помочь молодым найти свой путь, научить, как избежать промахов, которые когда-то совершали сами…
      Я не исключение. Ты должна знать, что происходит на самом деле.
      Георгий никогда не оставит наш клан в покое, пока жив хоть один потомок драконов. Как ты знаешь, наш род идет как раз от этих удивительных существ. Помнишь старую легенду? Как один дракон полюбил земную женщину и решил оставить небо, чтобы быть рядом с ней. И их потомки могли стать драконами в час величайшей скорби и опасности для своих близких и родных. А когда совсем не оставалось надежды, люди клана Кинагуро отдали свои жизни для того, чтоб создать величайшее чудо — Жемчужину, что поможет выжить тем, кто останется после их ухода.
      Опасность минула, а Жемчужина, наше главное оружие, осталась. И была она у нас в тот самый миг, когда Коноха забыла о том, что есть такое путь шиноби. В час опасности, когда захватывалась власть, Митаро покинул деревню Скрытого Листа, чтоб величайшее сокровище не попало не в те руки…»

— Учиха, — только сказал Какаши. — Уже тогда.

      Кивнув, Тамико продолжила чтение:

      «Наша деревня процветала, но долго так не могло продолжаться. Монстр, что родился на свет крылатым, не мог оставить мысль о том, что власть рядом с ним, но не принадлежит ему. И он не мог взять в руки наше сокровище — ОНА жгла его будто врага. Георгий — это тот, кого наш клан считал избранным, но он не оправдал ожиданий. Он отличался от всех нас, хоть и был младшим братом Митаро. Судьба сыграла со всеми Кинагуро плохую шутку…»

— Зашибись. Он действительно один из нас, — Тамико грохнула кулаком по столу. — Вот сволочь!

— Погоди, дальше что? — Хатаке, казалось, ничто не могло удивить.

      «Георгий ушел от нас, отрекшись от своего имени, и основал свой клан, Окинама, с тем, чтобы собрать силы и вернуться. Забрать то, что, якобы, было его по праву…»

— Вот же, теперь все встает на свои места! — Снова вскочила Тамико, но тут же крепкая рука требовательно легла на плечо.

— Все садится на свои места. Читай.

      «Мы знали, что он вернется, мы ждали. И вот настал день, когда Георгию удалось похитить жемчужину, хоть она и оборонялась. Митаро бросился в погоню, чтобы вернуть похищенное, но был смертельно ранен. Именно в этот день проснулся вулкан.
      Митаро удалось вернуть сокровище. Она до сих пор рядом с ним, там, где никто не сможет ее заполучить, — в последнем пристанище.
      Ты не случайно избрана для миссии в Скрытом Листе. Я сделал все, чтобы ноша пала на твои плечи: я жду мести Георгия и того, что он вновь захочет получить оружие, с которым ничто не может сравниться. Наш враг ни перед чем не остановится.
      У тебя есть совесть, честь и понимание пути шиноби. В тебе течет кровь Митаро. Если жемчужина признает тебя — мир увидит дракона. А дракон сможет защитить тех, кто ему дорог.
      Я воспитывал в тебе воина-защитника с самого рождения и думаю, что не ошибся в выборе.
      Тебя отправили в путь без объяснений, и ты не спросила, зачем. Ты выполняла приказы, не обсуждая.
      Узумаки Наруто — хороший шиноби, достойный человек. Несмотря на бесчеловечность задания, что было представлено, он согласился с условиями, ради мира. Он отправил своего друга, а не только подчиненного, на миссию, призванную служить великой цели. Хокаге Конохи не искал в том своей выгоды. И ему можно доверить будущее нашего клана, как и тебе. Кинагуро должны вернуться к своим истокам, на свою родину. Твоя миссия — защитить тех, кто пойдет следом. Надеюсь, что спасшихся будет большинство.
      Я бы еще многое хотел тебе сказать, но времени не осталось, дорогая моя Мико. Враг уже у порога. Если же Узумаки последовал условию миссии, может быть, ты даже обрела семью. Теперь же я прошу тебя найти в Конохе Дом.
      Будь счастлива, дорогая. Путь был долог, но он ведет к Свету.
      А те, кто был избран для отпора врагу, уже в лучшем мире. В идеале — вместе с врагом. Мы уйдем как воины — с честью, защищая родных и место, где ныне живет надежда. Может, и наши имена будут рядом с именем Митаро.
      Твой дядя».

— И что за хрень я сейчас прочитала? Что все это значит?! — Тамико смотрела в стенку — ответов на ней явно не было. Хатаке чесал в затылке.

— Ну что я могу сказать… А кем был твой дядя?

— Главой глана. Правнук Митаро. — Тамико помотала головой и зажмурилась, пытаясь разобраться в чувствах и мыслях. — Один из Пяти в Совете.

— А сколько людей было в твоем клане? — Хатаке с сочусствием смотрел на Кинагуро.

— Тридцать два человека. Семь детей. Шесть стариков. Восемнадцать шиноби, из них десять — женщины, — будто в тумане отчеканила Тамико.

— И спаслись десять человек, пять из них дети… — Хатаке грустно хмыкнул.

      Повисло тягостное молчание.

— Ну, я пойду, наверное… Тебе надо отдохнуть. — Какаши отвел взгляд в сторону.

— Останься, — попросила Тамико. — Если, конечно, тебе не неприятно. — Ей отчего-то было неловко.

— Останусь. И еще раз прошу, не говори глупостей. Найдется для меня местечко? — Шиноби, судя по всему, заулыбался.

— Конечно. Уж чего-чего, а места в этом доме навалом. — Ответная улыбка возникла сама собой. — Как и одеял.

      Оставаться одной в этом огромном пустом доме было подобно смерти.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *